Начиная со Средневековья каминная часть интерьера стала одной из наиболее важных во внутреннем пространстве комнаты или зала. В конце Средних веков многие камины из очагов практического назначения превратились в монументальные сооружения, в которых соперничала со скульптурой. В красивейшем доме банкира Жака Кёра в Бурже был устроен чудовищных размеров камин с завершением в виде башни с амбразурами.

Сооружение украшено фризом, на котором вырезаны изображения участвующих в шутовском турнире охотников и рыцарей, восседающих верхом на обезьянах. Камин датируется 1443 годом. Кёр был банкиром многих знатных господ, в том числе самого короля: возможно, что такой фриз был заказан им не без тайной усмешки по адресу каких-то своих могущественных клиентов. Кроме того, в композицию камина входят три ложных окна, в которых видны фигуры игроков в шахматы.

Протопить огромные помещения было довольно трудно, даже если устраивались в одном зале три камина сразу, как то было в Пуатье. Поэтому постепенно все большее распространение приобретали небольшие, интимные покои. Большая часть каминов была устроена с навесом для лучшего распространения тепла в комнате.

Навесы укреплялись на кронштейнах, а полки над каминами устраивались довольно редко, отчасти из-за того, что пролет навеса был, как правило, широким. Кронштейны обычно покрывались резьбой, как, скажем, в замке XII века в Шои-ан-Велэ. Иногда они опирались на свободно стоящие колонны, как во дворце Фридриха II в Джойя дель Колле в Апулии.

Ряд декоративно изукрашенных каминов зафиксирован в Англии: в 1246 году навес и вся облицовка камина в верхней опочивальне короля в Кларендоне были расписаны на сюжет Колеса Фортуны, а верх камина в покоях королевы был украшен резьбой с изображением Двенадцати месяцев года. В знаменитом Расписном Покое Вестминстера обрамление камина сочетает скульптурные и живописные сцены календарной тематики.

Хотя в больших залах с их атмосферой открытой общественной жизни, на которую феодальный властитель взирал со своего помоста, протекала значительная часть средневекового времяпрепровождения — а именно с такого рода картинами связано наше представление о Средневековье,— нам следует теперь обратиться к личным покоям, чтобы составить более соответствующее действительности мнение о повседневной жизни в ту эпоху.

В отличие от торжественной мощи больших залов комнаты верхнего этажа в знатных домах — кабинеты, гардеробные или опочивальни — должны были передавать атмосферу роскоши и тонкого вкуса, весьма отличного от варварской жизни большей части населения. Эти комнаты часто были достаточно велики, чтобы вмещать кровати, подчас многочисленные сундуки, большие лари и табуреты со стульями, равно как и другие драгоценные вещи и предметы обстановки, потребные в личном обиходе.

Из законов Генриха VII явствует, что стекло в Англии понималось как элемент обстановки комнаты, а не как часть функционального устройства дома. В отсутствие владельца раму со стеклами снимали, а окна закрывали ставнями.

Рамы с частыми свинцовыми переплетами подвешивались при помощи толстой проволоки к каменной или металлической фрамуге, или их иногда прикрепляли на шарнирах к оконной коробке. Цветное стекло не было чем-то неизвестным в частных домах: записи сообщают, что в покоях королевы в Кларендоне были витражи с изображением Богоматери и младенца Христа в окне, которое выходило в парк.

Деревянные ставни часто расписывались снаружи и изнутри или украшались прямоугольным резным орнаментом. Прикрывали ставни, как правило, лишь нижнюю часть окна, тогда как верхняя всегда оставалась открытой. Это создавало двойное преимущество — обеспечивались безопасность и одновременно доступ свежего воздуха. Створчатые окна были в те времена редкостью. В Нортхемптоне, в королевском замке, было окно с витражом на одну из самых любимых Генрихом VII тем — фигуры Лазаря и Богача.

В источнике того времени специально оговаривается, что окно было расположено напротив тронного возвышения короля и что оно могло раскрываться и закрываться. В «Благовещении» Мастера из Флемаля хорошо видны характерные детали средневековых окон. В верхней части они застеклены цветными стеклами в частом переплете, а внизу за открытыми ставнями виден резной деревянный экран.

На боковой створке алтаря, изображающей мастерскую Св. Иосифа, оконные ставни подняты к потолку и удерживаются там специальными деревянными крючьями, свисающими с балочного перекрытия. Однако размер этих окон оказывается невелик по сравнению с окнами во весь эркер, которые делали, чтобы обеспечить светом тронные возвышения. Окна этого типа обычно бывали многоугольными, часто под ними устраивали подоконники, а стекло нередко украшалось изображением оружия или разного рода символами.