Огромный размах строительства в XIX веке

92

Размах строительства в XIX веке вынуждает нас сосредоточиться только на основных течениях в интерьерной декорации этого времени. Художественные идеи, возникавшие в крупных ансамблях, гораздо быстрее, чем раньше, расходились и опускались в более низкие слои, по дороге упрощаясь и примитивизируясь.

Большую роль в этом процессе играли Лондонские и Парижские Всемирные выставки, на которых демонстрировались не только художественные изделия разного рода, но и новейшие способы их воспроизведения, репродуцирования.

«Художественная промышленность» XIX века с легкостью воспроизводила любые детали — готическую кружевну ю резьбу и завитушки , барочные кариатиды и мавританские своды. Впереди всех в массовом производстве шла Англия, что стало очевидным на выставке 1851 года в Лондоне, превратившейся в своего рода «апофеоз» историцизма.

Принципиальная разница между усвоением таких стилей, как готика в искусстве XVIII и XIX веков, заключается в том, что если прежде обращение к неклассическим стилям носило игровой характер, то теперь они воспринимаются совершенно всерьез.

Это «всерьез» появилось тогда, когда люди начали связывать с готикой идеи возвращения к христианской религии и морали и перестали видеть в ней лишь «кружево, чудную путаницу» (как выразился Джон Ивлин о капелле Генриха VII в Вестминстере).

История жилого интерьера «готического возрождения» в целом еще не написана. В Англии она начинается с двух выдающихся построек: это Стробери- хилл (поместье Хореса Уолпола) и аббатство Фонт- хилл Уильяма Бекфорда. Если Стробери-хилл еще целиком принадлежит традиции «живописного» восприятия готики, то в архитектуре и интерьерах Фонт- хилла уже сделана серьезная попытка воссоздать дух величия старинных английских монастырей.

Уникальные в истории европейского вкуса, эти интерьеры необыкновенной высоты и ширины говорят прежде всего о безудержной натуре самого Бекфорда. Вкус к экзотике был заложен у него еще в детстве, когда он видел фантастический Египетский зал в замке своего отца в Уилтшире.

Этот зал, как позднее писал Бекфорд, «казался высеченным в скале, а бесконечные проходы, ведущие от него в обе стороны, были сводчатыми; нескончаемая лестница (когда вы смотрели с нее вниз, казалось, что вы смотрите в шахту пирамиды, вверху же ее конец не был виден, терялся в дымке) вела к величественно убранным апартаментам, сверкающим мраморной

Этот тяжелый стиль — выражение барочной тенденции в историзирующей романтической архитектуре. Применялся, как правило, в строительстве больших церковных зданий, поэтому довольно редок. К такому интерьеру нелегко подобрать обстановку. Зеркала и канделябры выг тядят здесь как-то неуместно облицовкой, полированной, как поверхность стекла, потолки были расписаны Казали с каким-то распутством кисти».