Французская мебель

108

В этот период мебель играет очень важную роль в интерьере, и ее развитие многим обязано деятельности парижских торговцев-галантерейщиков. Они доставляли мебель как царственным клиентам (Людовику XV, мадам де Помпадур, принцу Конде), так и многим частным лицам. Их влияние на вкус было значительным; они давали работу свободным художникам и мастерам и никогда не держали собственных мастерских.

Среди ведущих мебельщиков можно назвать Мартена Карлена, Бернарда II ван Ризенбурга (еще недавно известного только по инициалам BVRB). Последний в настоящее время считается одним из лучших французских «эбенистов» XVIII века.

Одной из основных движущих сил богатого и разнообразного рококо в Германии было соперничество князей маленьких независимых государств, на которые была поделена в то время страна. Каждый из местных центров его правители стремились украсить великолепными архитектурными сооружениями, тогда как во Франции роскошное строительство было сосредоточено в Париже и его окрестностях.

В заключительный период войны за Испанское наследство (1704—1714) во Франции в изгнании жили Виттельсбахи, принявшие в войне сторону Людовика XV — баварский курфюрст Макс Эммануэль (1662—1726) и его брат, кёльнский курфюрст-архиепископ Йозеф Клеменс (1671 —1723). Здесь они присутствовали при рождении нового стиля.

Будущее увлечение этих князей строительством питали работы де Котта, Боффрана, Оппенора. Подлинными же творцами раннего рококо в Германии стали немецкие мастера парижской выучки. Это было не редкостью: ведь лучшие парижские мебельщики XVIII века — такие, как Жан-Франсуа Эбен, Жан-Анри Ризенер, Давид Рентген,— все были немцы по рождению.

В Париже сформировался садовод и архитектор Йозеф Эффнер (1687—1745). Под его наблюдением создавались самые ранние из дошедших до нас в Германии интерьеры в стиле Регентства в Пагоденбурге — садовом павильоне замка Нимфенбург под Мюнхеном (1716—1719).

Само название порождено вкусом к экзотике шинуазри, которая пришлась очень по вкусу в Германии, а сделанное здесь оформление интерьеров было бы вполне уместно в каком- нибудь фешенебельном парижском особняке — с той оговоркой, что здесь в этом оформлении ощущается особая эмоциональная взволнованность, «трепет» (frisson), так тонко выраженный, как это присуще именно баварскому рококо. Другая отличительная особенность Германии — использование стукко и кафеля для оформления стен вместо дерева (boiserie), традиционного дтя Франции.

Можно сказать, что своей экспрессией, от которой иногда захватывает дух. немецкое рококо как в жилой, так и в церковной архитектуре обязано в первую очередь виртуозной работе мастеров-лепщиков.

Как и в Италии, здесь оставалось сильным влияние архитектуры барокко. В отличие от французов, которые предпочитали помещения прямоугольной формы и на плоскую поверхность стен накладывали декорацию в стиле рококо, немцы позволяли гибкой лепнине прихотливо «обтекать» помещение любой мыслимой формы.

Входя во французский зал рококо, вы сразу ощущаете его истинную форму и размер,— что сознательно преодолевали своим оформлением немецкие мастера. Здесь декорация скорее скрывает, чем выявляет архитектуру, скрадывая границы стен и потолка. Потолочные фрески, вписанные в одно большое поле или состоящие из нескольких клейм, часто прихотливой формы, могли дополнять колористическое решение интерьера или быть единственным цветовым пятном на белом.

Под влиянием итальянцев здесь в жилых интерьерах широко использовался мрамор или его имитации из стукко и дерева, что особенно в сочетании с бледными (белыми, розовыми, зелеными, желтыми, серыми) тонами лепнины и резьбы создавало холодноватое впечатление. Так же широко применялись зеркала, хотя и без той симметрии, которую строго соблюдали во Франции. Здесь предпочитали добиться удивительного эффекта необычным расположением зеркала или соединять в группы зеркала, заключенные в тонкие оправы, чтобы умножить их отражения.