Характерные приметы стиля рококо

111

Лишь около 1730 года появились две характерные приметы стиля рококо — асимметричная композиция и рокайль (rocaille).

Рокайль — термин, превратившийся в синоним рококо, на самом деле обозначает особый декоративный мотив, происходящий от формы ракушки. Сохранился превосходный рисунок морской раковины, выполненный Ватто (хранится в Нидерландском институте в Париже), в изгибающейся S-образной форме и волнистых очертаниях этой раковины уже намечаются линии рокайльного орнамента.

Разница между неправильными, разорванными формами, произведенными ракушками как одним из декоративных мотивов предшествующего времени, существенна для понимания истоков зрелого рококо. Наряду с Пино одним из ведущих декораторов с конца 1720-х годов и до самой своей смерти был Жюст-Орель Месонье (1695— 1750).

Месонье происходил из Прованса (хотя на свет появился в Турине). Он учился у золотых дел мастера, и его подход к декорации был более «трехмерным», чем у Пино. В 1726 году он стал придворным рисовальщиком (как до него Жан Верен), чем объясняется его широкое влияние и быстрое распространение рокайля. В 1734 году вышло собрание декоративных работ Месонье «Livre dornements» («Книга орнаментов»), которое включало в себя не только проекты декорации, но и образцы зданий, фонтанов и другие мотивы.

Фантастические сооружения, состоящие из одних изгибов абстрактные формы рокайля оживлены потоками воды, вьющимися растениями, изображениями животных и рыб. Эти элементы были немедленно включены в арсенал декораторов под названием «живописных»: Шарль-Антуан Куапель в 1726 году впервые употребил термин «genre pittoresque» и определил его как «особенный выбор эффектов природы». У Оппенора и Торо уже встречались попытки асимметричных композиций, но именно Месонье отработал этот важнейший прием рококо, который получил название «контраста».

Значение Месонье, как и Жака де Лажу (1686— 1761), заключено в гравюрах в большей степени, чем в исполненных проектах; величайшим же декорато- ром-практиком эпохи рококо считается Пино. Пино оформил много известных интерьеров в Париже, но немногие его работы дошли до нас нетронутыми и на своем месте: так, например, декорация отеля Виллар была перенесена в усадьбу Уоддестон-манор в Бакингемшире.

Сохранились его работы в отеле Роклор и отеле Мезон. Большинство рисунков Пино хранятся в Музее декоративных искусств в Париже; они говорят о его необыкновенно богатой композиционной фантазии. Все в его руках превращается в удивительные растительные формы; например, лепные тяги панелей — в тростники, обвитые усиками; пальмы и другая экзотическая растительность обрамляют зеркала.

«Декоративные схемы Пино,— сказал один критик,— подобно декоративным мотивам Четвертого помпейского стиля, иногда держатся как бы сами по себе, вроде легких садовых сооружений». По профессии Пино был sculpteur (скульптор, резчик) и обладал способностью не только воплощать проекты, составленные на бумаге, но и импровизировать в материале, не теряя при этом высочайшего технического мастерства.

О зрелом стиле Пино можно получить представление в отеле Мезон, где его работы датируются приблизительно 1750 годом. Они как бы собирают в себе все лучшие черты французской рокайльной архитектуры жилого дома. Помещения сделаны прямоугольными, стены плоскими — это типично французский подход в отличие от более барочного мышления итальянских и немецких архитекторов.

Только в одном, и, может быть, самом значительном интерьере этого времени в Париже были использованы барочные принципы динамичного движения, заключавшиеся в творчестве Бернини и Борромини,— в Салоне принцессы отеля Субиз. От барокко проистекает там также значительная роль, отводимая живописи и тяжесть резной и лепной орнаментики. Автор этого интерьера, Жермен Боффран (1667—1754), начинал у Мансара и, как Робер де Котт, отдал много сил проектированию дворцов иностранной знати.

В 1711 году он стал первым архитектором герцога Лотарингского, работал одновременно для изгнанного баварского курфюрста Макса Эммануэля (см. с. 141) и консультировал архиепископа Майнцского и князя- епископа Вюрцбургского. Как это типично для Франции, в его архитектуре мало общего с применяемыми им же принципами интерьерной декорации, хотя именно он больше других любил разнообразить форму помещений и создавать сложные, математически рассчитанные архитектурные пространства — как в охотничьем павильоне Бушфор для баварского курфюрста (1705) или в замке Мальгранж около Нанси (1712— 1715).

Разнообразные проекты Боффрана были собраны в его «Книге об архитектуре», опубликованной в 1745 году.

Амалиенбург — охотничий домик курфюрстины Амалии, был построен Ф. Кювилье-старшим. Зеркальный зал — центральное помещение этого дома. Лепнина выполнена Иоганном Баптистом Циммерманном, резьба по дереву — Йоахимом Дитрихом. Пожалуй, по богатству и необыкновенной тонкости деталей Зеркальный зал не имеет себе равных.

На фоне белого потолка и бледно-голубых стен выделяются посеребренные цветы, фрукты, флаги, вазы, картуши, музыкальные инструменты, путти, рыбы, раковины, фазаны, пальмовые ветви, военные атрибуты; к этому изобилию мотивов рококо надо добавить струи фонтанов и рыбачьи сети. Покрытые серебром и золотом консольные столы — возможно, работы Герстенса, нидерландского скульптора и декоратора.