Корпус, расположенный к востоку от триумфальной арки, был предназначен для размещения министерства иностранных дел и еще дальше, в сторону Мойки — министерства финансов. Задача, поставленная перед Росси при внутренней планировке и художественном оформлении помещений министерств, была достаточно сложна.

Здесь требовалось создать ряд парадных залов и гостиных, служащих для приема официальных представителей, затем расположить помещения типа канцелярий и кабинетов для деловых, служебных функций и, наконец, выделить часть здания для квартир начальствующих лиц. Естественно, что характер убранства помещений всех этих трех типов должен был отличаться друг от друга, и вместе с тем они не могли не составлять в какой-то мере единого целого — и в планировке и в оформлении.

Залы и гостиные министерства иностранных дел и квартиры министра Нессельроде приобрели особенно парадный, представительный облик. До нашего времени сохранилось в значительной степени декоративное убранство большой протяженности анфилады комнат основного, парадного этажа.

Отделки эти связаны с теми художественно-композиционными приемами, которые определились при оформлении Росси Елагина и Михайловского дворцов. Использованы были в основном те же отделочные материалы и средства: ордера, лепные антаблементы, рельефы, росписи плафонов. Стены облицовывались искусственным мрамором, обтягивались штофной тканью, частично использовался также естественный мрамор. В росписях широко применялась гризайль.

Специально (как и всегда у Росси) изготовленная выполнена была из тополевого, «серо-волнистого» и красного дерева. Интерьеры включали предметы из бронзы — люстры, бра, канделябры, настольные часы, изделия из хрусталя, фарфор. В танцевальном зале квартиры Нессельроде потолок был покрыт росписью «под лепку», стены отделаны белым искусственным мрамором и завершены фризом голубого тона.

Голубой цвет имели пилястры типа герм, шелковые драпировки и обивка мебели. из серого дерева также была обита голубой узорчатой шелковой материей. Вся отделка выполнена в сильной, энергичной манере, детали — и архитектурные, и скульптурные, и орнаментальные — нарисованы и пролеплены в сравнительно крупном масштабе и отличаются сочностью, большой пластической убедительностью и композиционной оригинальностью.

Квартира Нессельроде

Сиренево-розово-серый колорит живописи созвучен эстетике зарождающегося стиля модерн и создает в этом интерьере особую тревожную и напряженную атмосферу. Нервозность, хрупкость и прерывистость линий созвучна вышивке и зыбкости контуров витражей, растворяющихся порой в свете.

Панно написаны легкими широкими мазками. Таким образом, художник мастерски уловил и развил не только тревожную эмоциональную тональность и глубину архитектурного образа интерьера, но и наилучшим образом сочетал композицию и изображенное живописи с пространственно-пластическим замыслом кабинета.

Сказочными орнаментальными росписями украшен потолок кабинета. Прямоугольные участки между деревянными балками покрыты растительными орнаментами, в узор которых вплетены птицы. Золотой фон росписи способствует дематериализации потолка, дополнительному освещению за счет отраженного света.

Цветовые акценты создают витражи, вставленные в окна второго этажа. Яркие дивные цветы, изображенные на витраже выполнены в комбинированной технике и активно взаимодействуют с живописью. Матовый белый фон рисунка препятствует полному затемнению верхнего пространства и одновременно отделяет кабинет от внешнего мира, создавая особую вневременную среду.

Эмоциональная тональность интерьера поддерживается многочисленными сказочными персонажами, населяющими кабинета. Автор трепетно вдыхает в них жизнь и наделяет разными эмоциями. Химеры, маски человечков на камине и кронштейнах, поддерживающих балкон библиотеки, органично вписываются в структуру деревянной отделки. А фантастическая птица, присевшая на шесте, словно испуганная вошедшем посетителем, встрепенулась и динамично развернулась, разглядывая нарушившего ее покой.

Уродливый карлик устроился на ступеньках лестницы. Хитро ухмыляясь, словно предчувствуя нелегкую судьбу дома, раскрыл книгу с фразой «ARS LONG VITA BRA VIS». Эти скульптуры уже полностью отделены от деревянной отделки интерьера и приобрели самостоятельное эстетическое значение. Легкой рукой автора все резное убранство кабинета словно оживает. Например, в декоре лестничного ограждения первых ступеней угадывается, словно заколдованная и одетая в листья мордочка собаки или обезьяны.

Подобные ассоциации можно найти и в других фрагментах резьбы. При этом трепетно сглаживает все острые углы отделки, придавая ощущение уюта. Деревянные панели отделки стен выступает в этом интерьере уже нейтральной плоскостью, на фоне которой развиваются и взаимодействуют другие виды искусств.