Интерьер, знаменующий переход к более зрелому неоклассицизму

56

Для Рима очень ранний— это Салоне д’Оро в палаццо Киджи работы Джованни Стерна. Вначале кажется, что этот замечательный зал обязан своим возникновением французскому или английскому влиянию, но его датировка (1765—1767) исключает это предположение.

Здесь силен архитектурный акцент, очень характерный для итальянской интерьерной декорации, но позже, в период ампира. Более традиционный подход к трактовке стены и потолка можно увидеть у Стефано Тофанелли и Винченцо Пачетти в Зале Ромула палаццо Альтьери (1791). Стены и потолки разделены на правильные зоны; украшенные гротесками панно чередуются с трюмо, в отделку включены рельефы и большой расписной плафон.

В Италии возник стиль, аналогичный стилю Адама, но до самого конца XVIII века не появилось художественной индивидуальности, равной ему по значению. Скажем, такой интерьер, как

Зеркальная комната в палаццо Рокка-Сапориги в Милане, отделанная сложными лепными гротесками, небольшими рельефными панно, с ее кессонированным плафоном, украшенным декоративными мотивами, заимствованными из античных гробниц, сильно проигрывает в сравнении с интерьерами Адама, обладавшего несравненным мастерствем декоративной организации.

Когда в 1809 году Рим превратился во «второй город Империи» после Парижа, было выдвинуто несколько грандиозных архитектурных проектов, например принадлежащий Рафаэле Стерну план огромной «Вилла имперьяле», в котором Рим становился наполеоновским городом-садом. Однако построены были лишь небольшие дорогие дома и лучшие интерьеры в стиле ампир возникли в то время не в Риме, а в Неаполе и Тоскане.

Мода на стиль ампир продержалась в Италии гораздо дольше, чем во Франции. Пышные интерьеры Казино Бор- гезе во Флоренции (где особенно следует отметить сводчатую галерею с куполом), демонстрирующие зрелый вариант стиля, были выполнены в начале 1820-х годов, и еще в 1835—1838 годах Сальваторе Джусти оформлял ампирный бальный зал во дворце Каподимонте в Неаполе.

Несмотря на сильное воздействие романтизма, прямая, почти не прерывающаяся линия ведет от итальянского неоклассицизма к «стилю Либерти» — итальянскому Ар Нуво, к манере, запечатленной в книге «Soffitti della fantasia» («Фантастические потолки») Бьяджо Аккольти Джиля.

Продолжая традиции рококо, итальянские неоклассики любили фреску, покрывали росписями стены и потолки дворцов. Крупнейшим живописцем-декора- тором эпохи неоклассицизма был Феличе Джани (1758—1823). Безусловным шедевром может считаться цикл фресок «История Психеи», созданный им в галерее дворца Цаккья-Ладерки в Фаэнце.

Много значительных росписей в жилых интерьерах выполнили также такие живописцы, как Андреа Ап- пиани (1754—1813), работавший, подобно Джани, по всей Италии, и Винченцо Бономини, прозванный Иль Борромино (1756—1839), работавший в основном в Бергамо. Его фрески в палаццо Маффеи — Де Бени, где им были написаны большие пейзажи с экзотическими птицами, принадлежат к лучшему, что было создано в то время.

В более величественном стиле работал Луиджи Сабателли (1772—1850) — он выполнил знаменитый плафон «Совет богов» в палаццо Питти во Флоренции. В Южной Италии и на Сицилии лучшим мастером был Джузеппе Веласко (1750—1826), который расписал много дворцов и вилл в своем родном Палермо и близ него.

В дальнейшем итальянская неоклассическая традиция декоративных росписей без резкого перехода получила продолжение в стенных живописных циклах, характерных для эпохи романтизма.

Картина будет неполной, если не упомянуть Пеладжо Паладжи (1775—1860), родом из Болоньи, который одинаково успешно работал как архитектор, живописец и декоратор в Риме, Милане и Турине.

Кроме того, он был коллекционером, обладавшим прекрасным чутьем, а собирал он самые разные вещи — от средневековых миниатюр до греческой и египетской скульптуры и искусства мусульманских народов. Так же широк художественный диапазон его собственных работ, поэтому можно сказать, что его творчество знаменует переход от неоклассицизма к зрелому романтизму.

Судя по его рисункам, хранящимся в большом количестве в библиотеке дель Аркиджинназьо Болонского университета, он, подобно многим другим итальянским декораторам, начинал с изучения и претворения декоративного репертуара Пиранези, его «Diverse maniere». Познакомившись с Феличе Джани, а потом побывав в Риме (1806— 1815), он сформировал новый богатый и утонченный стиль и обратил на себя внимание короля Савойского, Карла Альберта.

Для него он выполнил великолепные интерьеры Кастелло ди Раккониджи, где им была сделана очень оригинальная Этрусская комната, сдержанная по декору ванная и так называемый Кабинет Аполлона, в котором ощущается некое предчувствие стиля Франца фон Штука. Подобно Персье и Фонтену, Паладжи продумывал свой интерьер до последней детали; благодаря этому даже монументальные залы Королевского дворца в Турине поражают ощущением удивительного единства.

Обилие щедро позолоченной резьбы, тяжелые консоли, крупные кариатиды — все предвещает здесь эклектику, к которой позднее питал пристрастие Виктор- Эммануил: так. последние образцы неоклассицизма смыкаются с эклектическим историзмом наступающей новой эпохи.