Золотой Дом

76

Получил свое название из-за фасада, который, по свидетельству Плиния, был позолоченным и который соответствовал основному тону, господствовавшему внутри. Немногие дворцы могли соперничать с Золотым Домом в роскошестве убранства покоев, где любая большая или малая комната была наполнена множеством декоративных ухищрений, рассчитанных на то, чтобы ошеломить и восхитить посетителя. Знаменитые произведения искусства из коллекции Нерона дополняли всеобъемлющую атмосферу блеска и изысканности.

Многие из характерных особенностей Золотого Дома стали возможны лишь благодаря огромному успеху в использовании бетонных конструкций за предшествующие полвека. Римский бетон (opus сае- menticum) был непохож на современный, он представлял собой амальгаму из комков заполнителя (caementa) и извести.

Его нельзя было разливать, но требовалось укладывать горизонтальными слоями. Внешний вид бетона был не важен, поскольку он практически всегда покрывался мраморной облицовкой, мозаикой или штукатуркой, которые накладывались на промежуточный, с диагональным рисунком, слой камня (opus reticulatum) или кирпича (opus testaceum).

Такого рода бетонные опоры могли нести на себе конструкции огромного веса и разных конфигураций, как, например, в куполе Пантеона или в различных постройках на вилле Адриана. Характерно, что Нерон был первым, кто использовал возможности этой, в сущности, лепной архитектуры для формирования внутреннего пространства здания.

Уже при Августе возрос интерес к криволинейным и многоугольным формам; в Золотом Доме эта тенденция достигла максимума, и его знаменитый Октагональный зал открывает новую страницу в истории архитектуры. Отныне в интерьерах стали появляться всевозможные типы куполов, апсид, полукуполов, колоннад, что весьма широко позволяло варьировать образ отдельного помещения — что поддерживалось и усугублялось богатым декором.

На архитектурное мышление Нерона оказали влияние эллинистические дворцы Птолемеев в Египте; возможно, что и на его любовь к механическим приспособлениям оказали воздействие идеи с Востока. Из этих механических приспособлений наиболее знаменитым был украшенный резьбой потолок из слоновой кости, который, в соответствии с описанием Светония, мог раскрываться, и тогда на собравшихся низвергались во множестве цветы.

Другой потолок заключал в себе трубы, через которые распространялись благовония. Петроний в своем «Сатириконе» описывает сходное устройство в доме Тримальхиона, а Гелиогабала в основном помнят благодаря потолку в его triclinia versatilia, откуда на его гостей внезапно обильным ливнем сыпались цветы, покуда гости не начинали задыхаться.

В Золотом Доме сохранились признаки того, что Нерону оказывались почести как небесному божеству, преимущественно как богу Солнца, в значительно большей степени, чем впоследствии Людовику XIV в Версале. Например, согласно Светонию, потолок в доме вращался в соответствии с обращением небесных сфер.

Возможно, движение производилось при помощи ходивших по кругу лошадей, расположенных под полом. Канаты от их упряжи б!ыли скрыты в деревянных декоративных деталях купола. Сенека описывал столовую, в которой был «потолок из подвижных панелей, устроенных таким образом, что картины сменяли одна другую в соответствии с переменой блюд».

Во многих потолках такого типа (как, скажем, в купольном вольере Варрона на его вилле в Цезине) отдельные части двигались независимо друг от друга для вящего усиления иллюзии. Эти идеи впоследствии были восприняты исламом: об одном мусульманском куполе рассказывали, что он время от времени издает звук, подобный удару грома, а о другом куполе, в Вавилоне, было известно, что спрятанное в нем устройство имитирует шум дождя!

Подобные приспособления составляли всего лишь часть пышного убранства Золотого Дома Нерона. В нем особое внимание привлекал величественный Октагональный зал с облицовкой драгоценными мозаиками, с настенными росписями и скульптурным рельефом. Возможно, там же были «огромные колонны из дорогого мрамора», которые Плиний видел в богатых домах, и обильная мраморная облицовка пола и стен.

Плиний выделял художника Фабулла, который работал над фресками в сводах и на стенах. По словам историка, «облаченный в тогу, он работал даже без минутной передышки в Золотом Доме, который стал местом его добровольного заточения». Из фрагментарно сохранившихся расписных интерьеров и из описаний Светония, где помимо прочего говорится об обильном использовании позолоты и морских раковин, можно составить достаточно полное представление об общем художественном эффекте интерьеров Золотого Дома.

Одной из черт, которые Нерон очевидным образом позаимствовал у александрийских дворцов, были потолочные росписи под шатер. Эта схема восходит к тканым сеням или покровам, которые натягивались на шестах над головами восточных владык. Использовались они также в Египте и даже в самом Риме.

Греческий историк II века Дион Кассий писал, что «покрывала, развешанные в воздухе для того, чтобы уберечь зрителей [в амфитеатре] от палящих лучей солнца… были красного цвета, а в центре их было выткано изображение Нерона, управляющего колесницей. Вокруг него сияли золотые звезды». Позднее при описании дворца Септимия Севера, где тот обычно вершил правосудие, упоминались потолки в его залах, расписанные звездами.

Множество потолков, воспроизводящих звездное небо и различные космологически е схемы, существовало на Адриановой вилле. На одном из этих потолков были изображены Оры вкупе с другими мифологическими планетарными божествами, такими, как Юпитер, Венера, Марс и Леда-Луна, то есть четыре планеты, которые определяют судьбу и время.

Подобные росписи, как писала Филлис Леман, по всей видимости, изображали «религиозный порядок мира, управляемого небесными существами и выражаемого посредством их священной иерархии». Роспись потолка виллы в Кастел- ламаре около Стабий изображает модель планетной системы с часовым механизмом.

Для современников одним из источников восхищения в Золотом Доме были его украшения из стукковых рельефов. Именно в I — II веках н. э. это искусство достигло своего наивысшего расцвета. Множество образцов стукковых рельефов сохранилось в гробницах, подземных помещениях разного назначения и гротах. (Отсюда отчасти и проистекает термин grotesque, обозначающий данный вид декоративных мотивов.)

Среди наилучших образцов стукковых украшений следует назвать сохранившиеся детали убранства виллы Фарнезина (ныне хранящиеся в Национальном музее в Риме), а также из Гробницы Валерии на Виа Латина. В этих изображениях чрезвычайно живые и прихотливо очерченные фигуры окружены пейзажем и декоративно трактованной листвой. В Гробнице Валерии, кроме того, свод потолка заполнен чередующимися квадратами и кругами с фигурами, гротесками и розетками.

Среди рельефов есть как лепные, так и вырезанные по влажному стукко изображения. Хорошее представление о мощном цветовом эффекте и безупречном декоративном чутье дает свод Мавзолея Панкра- циев. В этом памятнике стукковый рельеф сочетается с расписанными красками участками стен и сводов. Подобный принцип декорирования вдохновлял позднейших художников и во времена Ренессанса, например Джованни да Удине, и в XVIII столетии — Роберта Адама. Такого рода стиль берет начало еще во Втором стиле помпейской живописи и в последующих новациях.