Жилая архитектура

44

Римляне установили иерархическую систему типо жилой архитектуры, сохранившуюся до наших дней. В городе основной архитектурной ячейкой стал дворец или просто дом, в котором протекала делова жизнь и который служил местом отдыха от работы.

В деревне эталоном богатой домашней жизни был вилла, в которой можно было вкушать прелести сельского уединения посреди виноградных лоз, рядом рекой для купания или ужения рыбы.

Хотя римские дворцы роскошью своего убранства производил захватывающее впечатление, знать предпочитала спасаться от летней жары на своих загородных вилла> Императоры Август и Тиберий использовали целы остров Капри в качестве места загородного уединения. Утонченность и роскошь этих вилл представляется невероятной даже по сегодняшним меркам. Цицерон нападал на эту бесстыдную роскошь в свои «Беседах», с порицанием расточительного богатств дворцовых вилл выступал и Гораций в «Одах».

Как во Франции XVIII столетия, когда аристократические вкусы требовали постоянной новизны, так у римских богачей пристрастия менялись столь быстро, что убранство виллы обычно очень быстро выходило из моды. Плиний сообщает нам, что в 78 год до н. э. дом Лепида в Риме считался лучшим для своего времени, но уже тридцать пять лет спустя oн даже не входил в первую сотню модных владений

Это обстоятельство влекло за собой частые переделки интерьеров, по мере того как они выходили и моды. Один стиль замещал другой; особенно явственно это заметно в настенных росписях. Витрувий, это ярый защитник абсолютных стандартов, описывал тс что мы сейчас считаем развитием настенной живописи, как ее упадок; именно так («Упадок фресковой живописи») называется одна из глав его книги.

Принятие наследником Цезаря Октавианом титула Ав густа в 27 году до н. э. знаменовало для богачей начало пышного периода жизни, когда эллинистическая вычурность стала нормой в римской архитектуре и дизайне. Правда, несмотря на заявления Августа о том, что он «принял Рим кирпичным, а оставляет его мраморным», собственные вкусы императора оставались неизменными, но его наследники— Тиберий, Калигула и Нерон — были чудовищно расточительными. Все возрастающая спираль роскоши нашла кульминацию в Золотом Доме Нерона, речь о котором пойдет дальше.

Путешественник, приехавший в Помпеи в середине I века н. э., обнаружил бы там гораздо больше количество просторных, прекрасно ухоженных домов принадлежавших богатой знати, нежели то, к чем; мы привыкли в современных городах. Помпейский дом в своем типическом и развитом виде находится где-то посередине между ранними италийскими строениями с большим центральным залом и сложно спланированными домами-дворцами богачей императорского Рима.

Со II века до н. э., представленного, например, Домом Саллюстия, центром которого служил большой атрий, покрытый покатой крышей со скатом внутрь и с отверстием посередине (комплювий) для стока дождевой воды в бассейн (имплювий) для домашних нужд, помпейский дом развивался и усложнялся в плане; он стал включать в себя пери- стильный двор или расположенный во внутреннем дворе сад.

Примером последнего типа могут служить Дом Веттиев или Дом Менандра. Эти дома состояли из входного портика (vestibulum), за которым шел короткий коридор (fances), а по обе стороны от атрия располагались маленькие квадратные спальни (cubicula).

В кубикулах, как мы уже отмечали, местоположение ложа обычно отмечалось контуром на полу, а иногда даже на потолке. Прямо за атрием находилась главная парадная комната дома (tabli- num), отделенная от атрия занавесом или деревянной ширмой и выходящая окном в сад (hortus), что отличало таблин от других комнат.

Рядом с таблином размещалась столовая (triclinium), названная так благодаря поставленным под углом трем ложам (klinai), на которых возлежали за трапезой. Верхние этажи стали появляться много позже. Они обычно надстраивались над стороной дома, выходящей на улицу, и были снабжены окнами, которые, как правило, отсутствовали в первом этаже из соображений защиты от злоумышленников и от шума.

Существует немало разновидностей этого типа, и именно в комнатах таких домов была обнаружена большая часть предметов убранства интерьера, что нас и интересует в первую очередь. Виллы, построенные на склонах Везувия или на побережье (villae mari- timae), где архитектурные капризы их владельцев находили выражение в пристроенных крыльях, галереях, портиках и куполах, имели более разомкнутые планы, чтобы обеспечить хороший обзор изнутри.

Витрувий четко разделял личные и общественные комнаты: «Частные комнаты — это такие, куда никто не может зайти без приглашения,— например, спальня, столовые, ванные. Публичные комнаты — это такие, куда любой имеет право войти запросто,— например, вестибюль или перистиль…»

Описывая типы домов, начиная с простейших и кончая наиболее сложными в конструктивном отношении и в смысле убранства интерьера, Витрувий дает полезный совет, который имеет отношение к большей части построек, найденных в Помпеях и Геркулануме.

«Выкладывай пол,— учит он,— из больших камней или обожженного кирпича, размещая их елочкой, и сделанный таким образом пол никогда не испортится». Этот пассаж Витрувия напоминает о способе укладки полов, описанном Плинием как «пшеничный колос», потому что узор его элементов напоминает расположение зерен в колосе пшеницы.

Плиний также описывает «греческий» способ настила полов, который часто применялся, когда не хотели употреблять кирпичи и мозаики, например в столовых, где для босых ног слуг требовался теплый пол.

Сообразно этому способу на хорошо утрамбованную землю насыпался слой измельченных керамических черепков, затем слой прессованного угля, а сверху добавлялся слой извести вперемешку с морским песком и пеплом толщиной до пятнадцати сантиметров.

Все это тщательно сглаживалось и выравнивалось и в итоге имело вид плотно утрамбованной земли. Если такой пол дополнительно сглаживался точильным камнем, то он вполне мог сойти за выложенный натуральным черным камнем.

Подобный «пол из черного камня» приготовлялся также из цемента на основе вулканической лавы; этот цемент окрашивался угольной пылью. Иногда в такой пол инкрустировались небольшие фрагменты мрамора, благодаря чему при сравнительно небольших затратах удавалось достичь довольно богатого зрительного эффекта.

Терракота (opus signinum), которая и по сей день широко используется для изготовления напольной черепицы в Италии, также была весьма популярна. Украсить ее разнообразным декором было вполне несложно.

С расширением художественных представлений римлян в результате контактов с культурой эллинизма в новых домах стало использоваться широкое разнообразие материалов для настила полов. В основном это были материалы, которые мы сейчас считаем весьма богатыми,— мозаики и разные сорта мрамора. Светоний рассказывал о Цезаре, что тот во время своих военных кампаний возил с собой целые мозаичные покрытия.

Этому же историку принадлежит запись о всеобщем изумлении по поводу того, что дом Августа на Палатине был внутри лишен каких бы то ни было мраморных украшений или приличных мозаик. Хотя Плиний называет друга Цезаря Мамурру первым, кто стал использовать мрамор в интерьере, похоже на то, что эта практика восходит ко II веку до н. э. Именно к этому времени относится Дом Фавна в Помпеях, в котором была найдена знаменитая мозаика, изображающая битву Александра Македонского с Дарием.

Во многих домах напольные покрытия состояли из разнообразных материалов. В том же Доме Фавна, например, найдены фрагменты цветного вулканического стекла, вделанные в цементные полы наряду с плитками известняка. Одной из наиболее привлекательных черт этого дома является цельность интерьера, достигнутая благодаря контрастному сочетанию мозаик с красивым и чрезвычайно разнообразным узором, со строгими штукатуренными стенами, украшенными рельефами.

Помимо изображения божеств, животных (например. знаменитая мозаика со съедобными дарами моря из Помпей, хранящаяся в настоящее гремя в Неаполе), птиц, масок, портретов и т. д.

Многие мозаики имеют астрологическое или иное эзотерическое содержание. Обычно бывало четкое соответствие между узорами пола и потолка, особенно в интерьерах императорской эпохи. Иконографическое содержание чаще всего имело отношение к владельцу дома. Иногда, как, например, в случае с рыбами из Помпей, изобразительные мозаики особенной красоты, сделанные и предназначенные для специального разглядывания, могли помещаться в середину opus tessela- mm. Подобное изображение называлось emblema.