Настенные росписи в жилых интерьерах

57

Замки составляли область, в которой художники могли в наибольшей степени проявить свое воображение. Расписанные стены были особенно распространены в домах, предназначенных для относительно постоянного проживания — будь то главная резиденция монарха или единственный дворец какого-нибудь феодала. Жилища иного типа — большие замки, посещавшиеся лишь от случая к случаю,— оставались по преимуществу без особенных украшений.

Замки эти были хорошо укреплены, и в результате они дошли до нас в сравнительно большом числе и хорошей сохранности, что и привело в итоге к ошибочному представлению о том, что в Средневековье люди обитали в холодных, пустынных помещениях. Настенные росписи в жилых интерьерах упоминаются в источниках начиная с каролингского времени, но лишь с XIII века документальные свидетельства или сохранившиеся образцы самой настенной живописи позволяют нам говорить о ней более подробно.

Светские сюжеты в домашних росписях были более популярны, чем религиозные. Например, в Кларендонском дворце был Антиохийский покой, стены которого были расписаны сценами на тему осады Антиохии крестоносцами. Среди сюжетов была и сцена поединка Ричарда Львиное Сердце с Саладином.

Это было одним из любимых сюжетов Генриха III, который заказывал росписи. Во флорентийском палаццо Даванцати на стенах были изображены эпизоды из истории Тристана и Изольды; такого рода рыцарские сцены были, вне всякого сомнения, весьма популярны. В Кларендоне росписи на религиозные темы были на стенах Верхнего королевского покоя (вместительной комнаты, размером 12,8 на 7,6 м): по периметру шел фриз портретов в круглых обрамлениях, а над ними располагались изображения евангелистов и Св. Маргариты.

История Лазаря и Богача была запечатлена на стене зала в Гилдфорде. Выбор тем отнюдь не был случайным, смысл их часто был символическим. Так, Генрих II приказал расписать комнату в Уинчестерском замке разными фигурами, но в центре распорядился оставить пустое место, которое надлежало заполнить изображением орла, атакуемого собственными птенцами, что, как объяснял король, означало мятеж его собственных сыновей против него самого.

Одним из наиболее прославленных циклов настенных росписей в светском интерьере Англии был так называемый Расписной Покой в Вестминстерском дворце. Он погиб в огне во время пожара в 1835 году. Этот покой совмещал в себе функции комнаты для аудиенций и королевской опочивальни; стены его были разделены на три регистра, заполненных сюжетами из Ветхого Завета.

Над королевским ложем была исполнена композиция «Коронация Эдуарда Исповедника», а с противоположной стороны были изображены стражники из «Песни песней»: «Вот одр его — Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых. Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного» (Песн 3, 7—8). Деревянные панели были украшены персонажами из Бестиария, а на камине было изображено Древо Иессеево. Венчает всю композицию Марра Mundi (Карта Мира) составленная Матвеем Парижским, хронистом из Сент-Олбенса.

Многие из этих декоративных тем были почерпнуты из иллюминированных рукописей. В 1250 году лондонского Магистра ордена Рыцарей Храмовников попросили дать на время королевскому живописцу Эдуарду Вестминстерскому принадлежавший ордену экземпляр Антиохийской Псалтири.

Сюжеты из этого манускрипта художник хотел использовать при росписи покоев для королевы. Следует заметить, что имена художников довольно редко попадали в исторические хроники. Кроме Эдуарда Вестминстерского нам известны по имени Петр Живописец, который расписывал розами стены в Королевском зале в Мальборо, и Одо Златокузнец.

Мастер саркофага Эдуарда Исповедника, Одо, получил в 1237 году повеление «перенести без всякого ущерба картину, которая была начата в Большом Королевском покое в Вестминстере под великой историей в том же покое, вместе с клеймами, заполненными изображениями зверей разных видов, в том числе львов, птиц и прочих, и живописать ее зелеными красками наподобие занавеса, и так, чтобы «великая история» осталась неповрежденной».