Зачение окон в интерьере

142

Великолепие Версаля и прочих крупнейших зданий в значительной степени зависело от эффектного освещения из высоких многочисленных окон. Многие помещения, например зеркальную галерею, невозможно представить без окон.

К концу XVI столетия стало обычным застеклять все окна, хотя значительное количество боя на стеклянных мануфактурах держало цены на очень высоком уровне и делало большие стекла доступными лишь для богатых, оставляя на долю народа попроще маленькие кусочки, требовавшие частых переплетов.

Иногда стекла расписывали изнутри разного рода сценами, фигурами или портретами, а в Голландии, Фландрии и Англии были популярны цветные панели с изображением гербов. К 1700 году появились выдвижные окна типа sash. (Название происходит от французского слова, обозначающего деревянную раму, chassis, они были широко распространены по всей Европе, за исключением Италии.)

Для первых этажей или для главных покоев вторых этажей в богатых домах, которые часто выходили на балконы, французы предпочитали так называемые «французские окна», чьи размеры от пола до потолка входили составной частью как в наружную, так и внутреннюю архитектуру.

Многочастные внутренние ставни, известные нам по множеству голландских картин XVII века, в других странах считались немодными, и в Средиземноморье, как правило, применялись наружные ставни из мелких планок. Бархат для больших занавесей и штор оставался весьма дорогим и очень тяжелым, и с середины столетия более распространены стали шелковые занавеси с более дешевым тканым узором; они широко использовались даже в богатых домах.

Шелковые фестоны или иные легкие занавески, которые несложно было поднимать и опускать на шнурах, начали использовать в эпоху барокко, а в следующем, XVIII столетии они получили еще большее распространение. Наиболее элегантные из всех видов оконных занавесей, они приобретали дополнительную привлекательность, будучи подвернутыми кверху.

Расписные шелковые или полотняные шторы украшались всевозможными изобразительными мотивами, которые, просвечивая на солнце, создавали яркий декоративный эффект. Венецианские прикрытия для окон, называвшиеся «жалюзи на персидский лад», появились в начале XVIII столетия.

Уже в XVI веке итальянской монополии в гравировании архитектурных объектов и образцов орнамента был брошен вызов публикацией альбома Жака- Андруэ Дюсерсо «Les plus excelents Bastiments de France» («Самые превосходные здания Франции»), первый том которого вышел в 1576 году, а второй — в 1579-м. Своеобычность этого труда состоит в том, что в него вошли образцы орнамента для украшения интерьеров.

Одновременно с ростом осознания французами роли декоративных искусств из Парижа примерно с 1630-х годов стали распространяться по стране увражи со всевозможными деталями и составляющими домашних интерьеров — образцами дверей, каминов, стенных панелей, потолочных узоров и обломов и т. д. Схемы украшения потолка Жана Котелля и гравюры с изображением каминов Жана Барбе снискали немедленный успех даже в Англии и Скандинавских странах.

Эскизы Лебрена, награвированные Жаном Лепотром (1618—1682), оказали столь же значительное влияние на умы и разнесли славу Лебрена далеко за пределы Франции. Во второй половине XVII века наиболее влиятельным гравером стал Жан Верен (1638—1711), и проектировщик, чей стиль был своеобразным развитием гротесков, то есть линии, идущей от Приматиччо, работавшего в Фонтенбло, к Рафаэлю и далее к античности.

Эти арабески, которые непосредственно вели к , отличались изрядным легкомыслием и были переполнены множеством мотивов, начиная с обезьянок, прочих экзотических существ, виноградной лозы и кончая драпировками и фестонами. Они быстро вошли в репертуар настенного и потолочного декора, а также мебельных украшений. Значительная часть мебели прославленного краснодеревщика Андре-Шарля Булля связана с этим декором.