Ткани во французских интерьерах XVII и XVIII столетий

145

Великолепие Версальского дворца непосредственно отражают строгие правила этикета, которые король предписал своему двору в первый большой период своего правления. Такая жизнь, рассчитанная полностью на публичность, заставила Людовика искать уединения в различных строениях вне самого дворца.

Среди них в первую очередь следует назвать Большой Трианон и Фарфоровый Трианон, построенный в 1670—1672 годах. Фарфоровый Трианон снаружи был украшен фаянсом, а внутри — расписной штукатуркой, имитирующей голландские сине-белые изразцы. Проектируя интерьеры Трианона.

Мансар оформил их вертикальными прямоугольными панелями, расписанными белым цветом. В некоторых местах стену украшали зеркала в золотых рамах — все это в целом было провозвестником антибарочного духа .

Важную роль тканей во французских интерьерах XVII и XVIII столетий трудно переоценить. В 1607 году Генрих IV основал первую в Париже ткацкую мануфактуру, даровав специальные привилегии двум фламандцам, Марку де Коману и Франсуа де ла План- шу (ван дер Планкену). Наиболее важным изделием этой мастерской была серия гобеленов «История Артемисии»; позднее живописец Симон Вуэ (сам один из видных художников-декораторов того времени) задал ткачам такие темы, как «Ринальдо и Армида», «Любовь богов» и «Ветхий Завет».

Первым из изделий мануфактуры Гобеленов была серия на сюжет «Деяний Апостольских» по картонам Рафаэля. После этой работы они выполнили три больших заказа короля — «Историю Александра», превосходную по своим качествам «Жизнь Людовика XIV» и «Королевские резиденции». Все эти серии были изготовлены между 1664 и 1881 годом.

То важное значение, которое Людовик XIV придавал убранству интерьера, наилучшим образом отражено в двух гобеленах из серии о его жизни: в гобелене «Аудиенция папскому легату», который был повешен в королевской опочивальне среди картин, изящной мебели, изделий из драгоценных металлов и драпировок, а также в композиции «Визит короля на мануфактуру Гобеленов в 1667 г.», где полностью изображены величественные масштабы мастерских. В 1664 году Людовик открыл еще одну ткацкую мануфактуру, в Бовэ, которая, как и мастерские в Обюссоне и Феллегене, приобрела на протяжении XVII века большое значение.

Большая часть гобеленов ткалась из шерсти. В отдельных случаях в них вплетались золотые и серебряные нити, а также шелк для блеска. Почти все ковры для королевских дворцов имели сюжеты из истории или Священного писания, так или иначе связанные с королем и государством. Для менее могущественных и менее состоятельных заказчиков ковры часто состояли из повторяющихся узоров и были известны как «tapisseries de Bergame» («Бергамские ковры») или «verdures dAuvergne» («Овернские вердюры»).

Другие виды стенных драпировок представляли собой рыжевато-коричневую саржу, дамаст или бархат, которые развешивали вертикальными полосами. Весьма высоко ценился генуэзский бархат за чрезвычайно красивый ворс, благодаря которой яркие краски казались еще ярче.

Широко применялась для обивки стен и тисненая кожа, преимущественно телячья, которую украшали листочками серебряной или золотой фольги, а нередко прихотливо расписывали яркими красками на самые разные мотивы. Такого рода покрытия из кож впервые начали использоваться в мавританских и других мусульманских интерьерах, а их проникновение в Европу шло через Испанию, поскольку город Кордова был одним из главных центров производства таких кож.

Несмотря на горячую привязанность к роскошным покрытиям стен в эпоху барокко, сохраняла свою популярность и простая обшивка деревянными панелями ввиду своей приятной теплоты, красивого вида и сравнительной дешевизны. Самыми предпочтительными породами считались дуб и сосна, хотя использовали также и ель, расписанную под более дорогие породы. Ближе к концу столетия деревянные стенные панели стали чаще окрашивать в бледные тона — белый, голубой или бледно-зеленый. Иногда деревянная обшивка сочеталась с цокольным поясом из разноцветных мраморных пород.