Большой зал Графского дворца в Пуатье

43

Этот зал был перестроен для герцога Беррийского его архитектором Ги де Даммартеном после того, как замок в 1345 г. сожгли англичане. Наиболее примечательной особенностью зала является огромный тройной камин, протяженностью во всю торцовую стену.

Верх камина украшен галереей с ажурной балюстрадой, тремя арками с фронтонными завершениями и каменным кружевом в стиле пламенеющей готики. Установленные там же статуи изображают самого герцога, его вторую жену Жанну Булонскую, его племянника короля Карла VI и жену последнего, королеву Изабо Баварскую

На сложение системы средневековых интерьеров оказали определяющее воздействие три основных фактора: христианство, феодальная система и «кочевой» образ жизни правящих классов. После того как Константин в IV веке сделал христианство государственной религией, церковь начала свое восхождение по лестнице социального влияния.

Епископы и настоятели монастырей становились владельцами обширных земель. У них появилась возможность заниматься строительством и покровительствовать архитекторам, художникам и ремесленникам в масштабах значительно превышающих возможности светских князей.

Церковный готический стиль пользовался успехом у средневековых правителей, однако то почтение, которое они испытывали к изображениям Христа и святых, воспрепятствовало широкому распространению такого рода изображений в светских апартаментах. Тем не менее изысканность французских дворов XIV и XV веков воплотила все достижения Средневековой эпохи. Церемонии и поклонение, окружавшие герцогов и князей, имели религиозное происхождение и выражались при посредстве вещного окружения. Такой подход был сохранен французскими королями вплоть до революции 1789 года.

Жак Кёр, купец и финансист международного масштаба и один из богатейших людей своего времени, начал строительство своего похожего на дворец жилища, будучи на вершине успеха. Его изобильно украшенный дом, возможно, был наиболее роскошным из всех построек того времени. В окна были вставлены цветные стекла, стены были украшены росписями, равно как и потолки, везде было обилие скульптуры и всевозможных мелких декоративных элементов.

Этот зал, хотя и подвергался значительным изменениям, дает все же неплохое представление о том, как жили богатые люди в конце Средних веков. В доме были все доступные тогда удобства (включая парилку), просторные помещения и украшения ведущих художников. Другим большим домом того же времени, который сохранил большую часть изначального декоративного убранства, является нынешний Музей Клюни в Париже, построенный в 1485—1498 гг.

Стиль жизни средневековых властителей воспроизводился в меньших масштабах их вассалами, которые обычно жили в тесном контакте со своими сюзеренами. В светской жизни, как, впрочем, и в церковной, преобладал воинственный дух, благодаря чему дома правящих классов были прочно устроены и защищены высокими стенами. Города, земли, владения, башни — все были хорошо укреплены, некоторые настолько основательно, что соображения безопасности мешали возникновению разработанной системы внутреннего убранства покоев.

Связанный с перемещениями в пространстве образ жизни всех классов препятствовал появлению стабильных элементов интерьера даже в самых цивилизованных жилищах эпохи Средневековья. Вся жизнь — короткая, полная жестоких и грубых испытаний — проводилась знатью и их приближенными в постоянных разъездах.

Большие, широко раскинувшиеся владения требовали постоянного наблюдения за ними в условиях отсутствия эффективной и авторитетной гражданской власти на местах. Лишь довольно немногочисленная обстановка или предметы украшения — особенно если они были из хрупких или ценных материалов — могли оставаться без присмотра. (Французское слово, обозначающее обстановку, meuble, означает буквально «движимое», тогда как дома часто определялись как immeuble, «недвижимое».)

Голый вид многих средневековых залов и покоев, какой они имеют сегодня, соответствует в принципе тому, какими они были при наездах и отъездах владельцев. Все удобства, облегчавшие жизнь,— а таковых было немало — были по неизбежности переносными; обстановка не была ни закрепленной за определенным местом, ни сколько-нибудь громоздкой.

Вот почему сравнительно немногие из средневековых интерьеров мы можем назвать «обставленными» или «декорированными». Те, что сохранились до наших дней, могут лишь укрепить миф о том, что средневековая жизнь была чрезвычайно суровой даже в самых высших кругах феодального общества.

Император Карл Великий (800—814), этот «новый Константин», который установил империю на Западе как подобие Византийской восточной империи, сделал город Аахен главным местом своего пребывания. Там он воздвиг свой огромный дворец, комплекс которого символически воплощал идею второго Рима. По сей день сохранилась часовня этого дворца, Капелла Палатина.

Она представляет собой перекрытую куполом октагональную базилику с мраморными колоннами, перевезенными из дворца Экзархов в Равенне. Карл гордо воображал, что его дворец отражает величие Римской империи, которую он создавал заново. Aula regia его дворца была устроена как базиликальный зал с апсидами, окнами в два яруса деревянным перекрытием.

Основная часть дворцового здания была соединена с часовней посредством длинного открытого портика с башнеобразным павильоном в центре. Нам мало что известно об обстановке дворца Карла Великого, за исключением некоторого количества массивных золотых и серебряных предметов, включая, например, стол с выгравированной на нем картой небесной сферы.

Наше представление о каролингских интерьерах по меньшей мере явно недостаточное. Известно, что Теодульф, епископ Орлеана и настоятель аббатства Флери, имел в Жерминьи-де-Пре виллу, в которой одна из галерей была украшена фресковой живописью на темы семи свободных искусств и четырех времен года. Также, сообщают источники, на одной из стен была изображена большая карта мира.

Подобные крупицы сведений дополняются декоративными деталями, которые можно обнаружить в иллюминированных рукописях, например Утрехтской Псалтири, созданной в Реймсе около 820 года. В ее миниатюрах изображены занавеси, висящие на шнурах, которые привязаны к столбам между арок, что напоминает византийскую манеру. Свисающие полотнища иногда закручивались или завязывались вокруг колонн. Кроме того, в миниатюрах Утрехтской Псалтири можно увидеть сложной формы светильники, которые подвешивались к потолку на цепях.