Рене Лалик (1860—1945), знаменитый мастер стекла стиля Ар Нуво, на выставке 1925 года выполнил столовую Павильона Национальной Севрской мануфактуры: стены бежевого мрамора с серыми прожилками, с инкрустированным серебряно-белым рисунком, «итальянский» потолок со скрытым освещением, идущим из кессонов.

Вариаций стиля Ар Деко было огромное количество; он пришелся очень по вкусу в США. Джон Уэллборн Рут и Рейф Уокер трактовали его на американский лад; здесь в жилом интерьере избегали очевидной экстравагантности, любили сопоставлять разные породы дерева.

В силу объективных процессов, происходивших в архитектуре, уже в начале XX века среди профессионалов, проектирующих жилье, появился и специалист по интерьеру как отдельная фигура, который мог и не быть архитектором. Тогда многие дамы из общества стали пробовать себя в этой области.

В Англии это были Сири Моэм (ее Белый в Челси породил массу подражаний), леди Коулфэкс, миссис Мэнн и маркиза Малакреда; в Америке блистательная Элси де Вулф возглавила группу, состоявшую из Мэриан Холл, Элси Кобб Уилсон и Роу Камминг с примкнувшим к ним Роналдом Флемингом. Их деятельность, также как и работу архитекторов-дизайнеров остановила вторая мировая война, которая вообще положила конец «интерьерному буму», начавшемуся в конце двадцатых.

В первый смутный послевоенный период в Англии переживают свое «возрождение» бумажные обои — дешевое, доступное средство «освежить» интерьер. В 1950 году было выпущено издание «Обои для небольшого дома». В начале 1950-х в рисунках обоев доминировали полосы, точки, звездочки, но уже через несколько лет они стали гораздо смелее.

В 1951 году — Джон Лайн выпустил собрание образцов обоев ручной печати, заказанных таким известным художникам, как Люсьен Дэй, Джон Минтон, Жаклин Грог. На протяжении 1960-х годов бумажные обои стали играть все более существенную роль в декорации даже самых дорогих интерьеров. Развитие техники привело к расширению возможностей в этой области; появились обои, имитирующие, например, фактуры тканей — «рогожку», муар, дамаст,— а также мрамор, кирпич, дерево.

Фирма «Артур Сандерсон и сыновья» решила отмечать столетие со дня рождения великих дизайнеров специальным изданием коллекции обоев или тканей; здесь появились «Затмение» Джо Понти и « 706» Фрэнка Ллойда Райта. Дизайн все больше входил в сферу внимания фирмы «Импириал Кемикел Индастриз»; в 1962 году они первыми предложили виниловое покрытие для стен.

Моющиеся, не портящиеся от пара обои сильно повлияли на облик кухни и ванной комнаты. Это был один из тех штрихов, которые должны были изменить само значение ванной, превратить ее, по словам Джона Прайзмена, в место, «где отдыхают, думают, слушают музыку, смотрят картины, читают, мечтают, пьют, едят виноград, двигаются и поют».

В конце «поворотных» 1960-х годов в Англии возникла сильная ностальгия по первоначальной наивности интерьерного дизайна. Параллельно с возникновением интереса к раннему кинематографу (который, кстати, тоже оказал свое влияние на стиль обстановки), здесь стали заново «открывать» Морриса, Ар Нуво, Ар Деко, даже викторианский стиль.

Большую роль здесь снова сыграли Сандерсон с сыновьями, которые начали выпускать обои в духе этих прошлых периодов искусства.

Одновременно возрождался интерес к натуральным материалам, таким, как пробка и сосновая древесина, достаточно дешевая для того, чтобы ею можно было отделать всю комнату.

Английскому дизайну в целом был дан сильный импульс выставкой, организованной в 1951 гоц> хтя Британского Фестиваля. После этого многие решительно отошли от сдержанных и простых установок послевоенного периода; в повседневную жизнь ворвался современный стиль, формы которого стали еще более артикулированными и заостренными, чем до войны. В 1950-е годы произошло много с_. лгест- венных перемен, которые предопределили направление развития интерьера и мебельного дизайна в последующие два десятилетия.

Дома стали меньше, во всех общественных слоях люди стали предпочитать более ограниченное пространство; ряд идей пионеров современного дизайна о том, как с максимальной выгодой использовать площадь, стали иметь повседневное применение в быту. Распространенными стали многоцелевые комнаты — для еды, жилья, развлечений и занятии: невероятно вырос статус кухни. Америка в этом процессе модернизации интерьера была далеко впереди других стран.

Большее число людей должно было получить красивое и простое по исполнению жилье — эта концепция сформировалась на выставках «Идеального Дома» — с сильным уклоном в сторону принципа «сделай сам».

На выставке 1956 года был показан « будущего», выполненный промышленным способом, как корпус машины; здесь были предусмотрены такие устройства, как стол, поднимающийся из пола и самомоющиеся ванны с терморегулятором, наполняющиеся снизу. Новый брутализм в Англии связан с именами Джеймса Стёрлинга, Джеймса Гоуэна, Элисона и Питера Смитсонов, которые спроектировали «Дом будущего». Это было великое время, когда уверенно писали о том, «Как сделать…», и делали.

С «французскими живописными обоями Бадера и Дюфуа 1826 года, которые создают какое-то чувство покоя, как будто находишься под водой…». Обстановка, воплощающая идеал элегантного благополучия, характерная для конца 50-х — начала 60-х гг. Многочисленные образцы интерьеров того времени были опубликованы в «Хауз энд Гарден Бук». Диапазон их широк — от ультрасовременных кухонь до интерьеров Касл оф Мэй; главные цели, к которым стремятся дизайнеры,— комфорт и эффективность устройства.

Некоторые решения (такие, как золотая гостиная миссис Нэнси Ланкастер) остаются классическими. Мы видим эклектическое смешение изысканных элементов разных прошлых стилей; однако впечатление такое, что составные части этой обстановки задумывались все вместе и именно в таком сочетании. Преобладали светлые интерьеры — как реакция на сумрачные тона интерьеров периода войны

Совет был несколько преждевременным — после войны цветовой репертуар сдерживался естественными ограничениями на красители и связующие. Только в конце 1950-х появилась эмульсионная краска, заменившая водорас своримую клеевую. Это, впрочем, не возымело влияние на характерную особенность интерьера пятидесятых: одна одноцветная стена на три (или больше) с рисунком. С начала 1960-х стали популярны «мини-мозаики», как правило, в голубых тонах; их продавали уже укрепленными на рулонах.

«Как сделать…» — подход, соответствующий движению за поднятие общего художественного уровня дизайна и интерьера. Он особенно ощутим в дизайнерской периодике того времени, принявшей определенно дидактический тон. Это сопровождалось желанием привлечь внимание к работе лучших дизайнеров — Джона Фаулера, Дейвида Хикса, Энтони Денни, Феликса Харбода, Джона Бэнненберга — их имена чаще всего «склонялись» в избранных кругах,— но интересно, что именно они имели наиболее сильную привязанность к прошлому.

Джон Фаулер стал известен тем, как тщательно он изучал подлинные старинные ткани и цветовые решения для реставрации и реконструкции старых загородных домов; именно он создал определенный уровень точности в деталях при исторической реставрации. Репутация Дэйвида Хикса основана на его умении смело соединить старое и новое, создавая из мебели и других предметов поразительные, неожиданные сочетания.

В книге 1966 года «Дэйвид Хикс о декорации» (одной из многих, где он публиковал свои интерьеры по мере их возникновения, с текстом и блестящими репродукциями) он называет декорацию интерьера «искусством достигать максимума посредством минимума». «У современного интерьера и у интерьера лучших времен,— замечает он,— есть нечто общее — стиль».

Понятно, что поиск стиля определял деятельность большинства декораторов XX века. По мнению издателя «Architectural Digest of International Interiors» («Архитектурное обозрение интерьеров разных стран»), это «единственный в мире путь жить и видеть творчески».