Салон Венеры и Салон Дианы

122

Салон Венеры и Салон Дианы были также выложены панелями мрамора, которые образовали строгие прямолинейные узоры, перекликавшиеся с мраморной облицовкой пола. Другие комнаты были затянуты бутылочно-зеленым или алым бархатом, который служил фоном для богатейшей королевской коллекции картин старых мастеров, вставленных в роскошные золотые рамы.

Следуя итальянским прецедентам XVI века (например, залу Л а Трибуна в Уффици во Флоренции), картины часто развешивали так, чтобы они образовывали определенный узор на стене — приятную для глаза симметрическую гармонию форм и красок на фоне однотонной стены. Собственно содержание картин при этом в расчет не принималось.

Этот метод сохранил широкое бытование вплоть до XIX столетия. Художники разных школ развешивались вперемежку, выделяясь главным образом рамами, чьи разновидности колебались от резных позолоченных и посеребренных для французских и итальянских художников и до массивных черных или мореных рам для картин фламандцев и голландцев.

В отличие от своих потомков в XVIII веке Людовик XIV не переносил голландского или фламандского реализма и говорил по их поводу: «Уберите этих уродцев с моих глаз!» Это привело к тому, что подавляющая часть картин, выставленных в Версале, принадлежала к «большой манере» — римских, болонских, венецианских или французских художников.

Помимо мрамора, бархата и ковров (о которых речь пойдет дальше) важной составной частью интерьеров Версаля, наложившей на них подлинно королевский отпечаток, были зеркала. Наиболее ранняя из сохранившихся зеркальных комнат была устроена в круглом покое в Мезон, она датируется приблизительно 1660 годом.

Известно также, что еще у Екатерины Медичи (1519—1589) был Зеркальный Кабинет со 109 венецианскими зеркалами, размещенными, как панели, по стенам. Среди европейских изготовителей плоских стекол доминировала Венеция, но в 1665 году в Париже была основана мануфактура венецианского стекла, которая в скором времени была преобразована в Королевскую мануфактуру зеркального стекла. Она-то и поставляла большую часть зеркал в Версаль.

В 1684 году Людовик XIV задумал создать Малую галерею Версаля, где собирался (в лучших традициях Медичи) выставить в специально оставленных между зеркалами участках стен свою впечатляющую коллекцию ваз из двойного стекла. Подобно большим картинам, отдельные зеркала в рамах подвешивались наклонно на веревках, что оставляло много возможностей для украшения их шелковыми лентами, кисточками и т. п. Иногда на зеркалах рисовали цветы и фрукты, как, например, в палаццо Медичи-Риккарди или в галереях Колонна.

В ранних интерьерах Людовика XIV в Версале самую важную роль в создании совершенного художественного эффекта играет обстановка, «Мегсиге Galant» («Галантный Меркурий») сообщает, что большая часть предметов обстановки в Большой Галерее, в Салоне Войны и в Салоне Меркурия (королевской опочивальне) была почти целиком изготовлена из серебра.

В последней из названных комнат был полный набор серебряных предметов, включая декоративную балюстраду вокруг алькова, восемь канделябров по 60 см каждый, четыре серебряные ванны, две подставки для возжигания благовоний, пару подставок для дров у камина и, наконец, люстру. Мадемуазель де Скюдери в своем описании королевских апартаментов, где хранились коллекции Людовика, передает атмосферу непомерной роскоши: «…они освещались люстрой из горного хрусталя… множество ваз соперничало друг с другом в размерах и удивительной красоте, инкрустированные золотом и драгоценными камнями.

Они были выставлены рядом с античными бюстами и статуями. Кроме того, там стояли золотые сосуды, украшенные алмазами и рубинами, и всевозможные виды фарфоровых изделий из Японии и Китая. Были вазы из агата… вазы из изумруда, бирюзы, нефрита, дымчатого опала, немецкой и восточной яшмы, звездчатых камней, восточных сердоликов и хризолита. Некоторые гротескные фигуры были составлены из жемчуга, изумрудов, рубинов и агатов… Превосходные картины, зеркала… Все сокровища земли вряд ли смогли бы соперничать с богатством и красотой редкостных и изящных вещиц, выставленных в этой комнате».

Трагично, что почти все серебряные изделия были отданы в переплавку после первого эдикта против роскоши 1689 года, изданного с тем, чтобы покрыть расходы войны. Несмотря на все нынешнее великолепие, интерьеры Версаля являются сегодня всего лишь бледной тенью их былой славы.