Образец целого цикла настенных фресок

40

Такой образец сохранился в одной из комнат второго этажа в замке Лонгторп-тауэр в Нортхемптоншире. Росписи относятся к началу XIV века, они были сделаны для одного из членов семейства Торп. Автором их был, предположительно, живописец из близлежащего аббатства Питерборо.

Среди композиций следует назвать «Возрасты человека», «Охоту Бонна- кона», «Колесо пяти чувств», кроме того, там были изображения различных святых и геральдических фигур. Между крупными композициями нашлось место даже для изображений каких-то местных птиц, обитающих в болотистой местности.

Сама идея наименования покоев по сюжетам помещенных в них росписей является по происхождению континентальной. Она вошла в широкое употребление во Франции с XII века и распространялась на все замки и дворцы.

Источники сюжетов росписей были самые разные — библейские истории, духовные песни, рыцарские поэмы, истории из жизни великих людей или современные события, такие, как войны; любили также изображать охоты или соколиные ристалища и сцены придворной жизни.

В 1235 году Тибо, граф Шампанский распорядился расписать отдельные помещения в своих замках в Провансе и Труа на сюжеты, взятые из его собственных поэм, а у графов Артуа в замке Шато де Эден была Зала песен, стены которой покрывали сцены из «Игры о Робене и Марион».

Литературная образованность сыграла существенную роль в выборе программы для украшения Залы Цезарей в замке Валь де Ресель герцога Нормандского в XV веке: здесь источником послужила книга из собственной библиотеки герцога.

Король Карл V, который, как и его брат, герцог Беррийский, был большим покровителем искусств, в своем замке Шато де Сен-Поль устроил так называемые Покой Карла Великого, Покой Матабрюна и Залу Тезея. Длинная галерея в этом замке была расписана под зеленую рощу с яблоневыми, персиковыми, вишневыми и сливовыми деревьями. Основания стволов деревьев утопали в розах и лилиях.

Маго, графиня Артуа, устроила мемориал своего отца в галерее замка Конфлан, где главную роль в оформлении играли живописные композиции на тему его военных подвигов. Все исторические реалии были изображены в этом цикле с особой тщательностью и достоверностью. В «Songe de Vergier» говорится с осуждением, что «рыцари нашего времени часто в своих залах заводят картины с изображением пеших и конных битв и поединков… и имеют премного удовольствия от созерцания битв, каковые суть полностью измышлены».

Приведенные выше наставления Одо Златокузнецу были сделаны по поводу деревянных панелей, которыми обычно обшивали нижнюю часть стен. Иногда деревянную обшивку оставляли свободной от живописи, в этих случаях декоративно оформляли места стыковки панелей, изготовлявшихся, как правило, из дуба или вяза. В резьбе панелей иногда имитировались складки одежды, украшенные снизу и сверху фестонами. Впрочем, это был довольно поздний средневековый обычай.

Расписыванию подлежали обычно панели из мягких пород дерева, как, например, ель или сосна, которые иногда специально доставлялись из отдаленных мест. В 1252 году Генрих III приказал доставить «для нашей надобности две сотни бревен из норвежской пихты с тем, чтобы использовать их на обшивку спального покоя нашего возлюбленного сына Эдуарда в нашем замке в Вестминстере».

Большой покой самого короля в Вестминстере был обшит тесом с подбором пород разных оттенков, перемежавшихся полосами и расходившихся подобно лучам. Не всегда вся комната полностью покрывалась деревянными панелями. Например, в замке Клифф в Нортхемптоншире большая королевская опочивальня была отделана деревом лишь над кроватью.

В Геддингтоне подобным образом был оформлен конец парадного зала с тронным помостом. Обычно сосновые панели, доходившие до середины стены, то есть около четырех или пяти футов высотой, покрывались росписями. Излюбленным, а также самым дорогим цветом был зеленый. Опочивальня королевы в Вудстоке была расписана зеленью, окаймленной красным бордюром, а ее покой в лондонском Тауэре в 1240 году был обшит деревянными панелями, тщательно побелен и расписан заново розами.

В Антиохийском покое в Кларендоне сосновые панели были расписаны золотыми звездами на зеленом фоне. В том же дворце королевская опочивальня была схожим образом украшена золотыми блестками — duro deguttori. Когда в этом месте были проведены археологические изыскания (в 1930-е годы), то были найдены свинцовые звезды и кресты со следами позолоты, а также с крючьями и дырками для гвоздей, с помощью которых они укреплялись в деревянном основании.

Можно в целом представить, какое ослепительное впечатление производили в этих интерьерах полы из цветных блестящих плиток (прекрасные примеры плиток из Кларендона можно увидеть в Британском музее; см. также ил. 20), покрытые фресками стены, окна с цветными стеклами, камины с резьбой и лепниной, а также расписные деревянные панели со сверкающими металлическими накладками.

В странах Средиземноморья уже в эпоху Средних веков было принято украшать стенные поверхности фресками. Начиная же с эпохи Ренессанса стенные росписи покрывали практически все плоские поверхности в интерьерах, не исключая даже огромные стены и потолки крупнейших дворцов.

Процесс политической стабилизации, начавшийся в Италии с XII века и связанный с ростом городского самоуправления и упадком влияния императорской власти, вызвал к жизни новую влиятельную общественную группу — городскую аристократию. Представители этого класса возводили свои резиденции под прикрытием городских стен, и дворцы стало возможным украшать и обставлять с некоторой надеждой на постоянство течения жизни.