Цветной мрамор в интерьере

51

Использование цветных мраморов для колонн и узорчатых полов было доступно только богатым и являлось поэтому отличительным признаком дворцов и вилл. Во время правления Августа резко увеличился ввоз цветного мрамора из других стран, а в самой Италии были открыты карьеры в Карраре (Луни).

В Риме к началу I века н. э. вошло в обычай облицовывать стены и пол белым или цветным мрамором. Часто использовался порфир, который дюбили за его характерную структуру с мерцающими на фоне темной бордовой массы белыми или яркокрасными кристаллами; распространен также был и гранит.

Редкие сорта мрамора доставлялись в Рим из Египта и с островов Эгейского моря. Перед отправкой глыбы мрамора лишь слегка обтесывали, окончательно их обрабатывали и полировали по прибытии на место, где из них делали декоративные детали, плиты или колонны — от исполинских колонн для Пантеона из красно-серого гранита весом в восемьдесят четыре тонны каждая до миниатюрных колонок для домашних интерьеров. Одна тонна мрамора могла обеспечить примерно 84 квадратных метра облицовки стены или 30—38 квадратных метров напольного покрытия.

В период правления Августа предпочитали прямоугольные геометрические узоры контрастных цветов. Размеры узоров находили соответствие в пропорциях здания и соответствовали в целом архитектуре. Ко времени строительства Domus transitoria Нерона (который предшествовал его Domus Aurea — Золотому Дому — и был закончен в начале 60-х годов н. э.) искусство настила мраморных узорных полов достигло высокого уровня мастерства.

Использовалось большое разнообразие мраморов, узоры были сложны и изобретательны. Применялись также узорчатые черепицы из цветного мрамора, называвшиеся opus sectile. Сто лет спустя напольные мраморные узоры часто имели мало общего с архитектурой интерьера, они были рассчитаны на самодовлеющий эффект. Плиний не одобрял стен, облицованных полосами цветного мрамора, но ко времени Нерона это стало нормой не только в интерьерах ванных комнат, но и во всех прочих домашних помещениях.

Плиний описывал «шесть знаменитых монохромных картин, выполненных красным по белой мраморной облицовке стены». Множество произведений искусства большой значительности выставлялось подобным образом. Калигула не смог удовлетворить своего желания иметь «обнаженные фигуры Аталанты и Елены работы Экфанта из Коринфа, обе великой красоты, которые он, несомненно, перенес бы к себе, если бы их стукковое обрамление позволило бы это сделать». То есть, изображение было принято вставлять в стены для постоянного экспонирования на одном, четко фиксированном месте.

Помимо мрамора существовал еще один вид настенного декора, который стал чрезвычайно популярен в I веке н. э. Это было искусство мозаики. В одном из писем 64 года Сенека сообщает, что не иметь настенных мозаик — это наиболее явное проявление старомодности. Римляне четко различали напольные мозаики и предназначенные для украшения стен и сводов.

Напольные мозаики назывались lithostratum или tessellatum, они создавались ремесленниками, которые именовались tessellarii. Что же касается настенных мозаик и мозаик на сводах, то они не имели специального наименования и определялись просто как opus musivum. Изготовлялись они мастерами мусивариями (musivarii), и возникновение и развитие этого искусства непосредственно было связано с архитектурой своего времени, в первую очередь с введением бетонных конструкций.

Загадочное содержание росписи, по всей видимости, имеет отношение к ритуалу инициаций. Смертные люди и мифологические существа соседствуют в элегантном фризе, который мастерски соотносится с планом и пропорциями комнаты. Такого рода интерес к «расширению» реального пространства помещения при помощи иллюзионистических приемов росписей станет чрезвычайно характерным для римских интерьеров начиная со времени Августа

В поисках новых, необычных материалов для украшения стен и сводов проявлялась великая изобретательность. Тиберий первым из римлян стал использовать стеклянные тессеры для мозаичных композиций на своей вилле в Сперлонге. (Хотя смальта появилась впервые на Делосе задолго до императорской эпохи.) Во II веке н. э. Лукиан уже описывал термы как «стеклянные дома».

Мозаики из смальты, особенно если они сочетались с золотом, эффектно мерцали и сверкали; в сочетании с лепным декором на сводах они создавали искрящееся и переливающееся целое, объединяя различные участки интерьера. Так были устроены внутренние помещения в одном из наиболее изощренных по роскоши отделки дворцов — в Золотом Доме Нерона.

Мозаики из стекла в сочетании с золотом украшали там своды знаменитого Октагона. Впечатление подавляющей роскоши интерьеров Золотого Дома можно представить по сохранившимся памятникам — купольному вестибюлю дворца Диоклетиана в Сплите или Серапеуму на вилле Адриана в Тиволи.

Римляне широко использовали и другие материалы, например витые стеклянные стержни желтого, белого или синего цвета, стеклянные диски, обломки стеклянных сосудов, слюду и прочие минералы, пемзу (как, например, в Золотом Доме, где на сводах мозаичные медальоны помещены на пемзовом фоне). Применялись также раковины, особенно витые.

Популярностью пользовалась египетская лазурь — краситель, изготовлявшийся из кварца, нагретого до 850° С, медных добавок (обычно малахита), карбоната кальция и натрия. Витрувий называл эту пасту caeruleum и сообщал, что впервые она была использована в Александрии. Обильно использована египетская лазурь на вилле Адриана, где кроме того было множество хитроумных отделочных изобретений, как, например, использование мелких обломков белого мрамора, вправленного в ярко окрашенную в красный, синий, желтый или зеленый цвет штукатурку.

Настенные мозаики появлялись не только на больших плоскостях, ими могли украшаться отдельные маленькие участки стены. На вилле Адриана были найдены восемь стоявших вместе мозаичных пилястр, а отдельные колонны были полностью покрыты мозаикой. В Помпеях множество мозаик было размещено так, чтобы они были видны со стороны парадного входа в дом, например, так было в Доме Великого герцога и в геркуланумском Доме Нептуна и Амфитриты.

Это намекает на то, что обладание красивыми мозаиками считалось весьма престижным, а также обнажает любовь римлян к пространственному и колористическому разнообразию — глаз устремлялся к ярко освещенной мозаике через контрастные зоны света и тени. Так, в частности, были устроены интерьеры в римских термах.