Неоклассицизм в русской архитектуре

660
особняк Абамелек-Лазарева па Мойке

В начале XX века в русской архитектуре определяется новое течение, носившее в отличие от эклектизма несомненно творческий, живой, подлинно художественный характер. За течением этим закрепилось наименование неоклассицизм. Ведущие его мастера, в работах которых новое течение впервые стало приобретать стилистическую определенность, архитекторы И. Фомин, Щуко, А. Таманян, И. Жолтовский и другие, — осознав полную бесперспективность ретроспективно-эклектических поисков, обратились к высшим достижениям русской архитектуры во второй половине XVIII и начале XIX века и поставили себе цель возродить архитектурные приемы и формы того времени.

Талантливые молодые мастера создали значительное количество ценных, композиционно и пластически современных зданий, по — естественно — не смогли изменить общего хода развития архитектуры. Неоклассицизм проявил себя и в области интерьера. Превосходные образцы классицистических внутренних отделок созданы были лидером этого направления Иваном Александровичем Фоминым.

В 1912-1916 годах им был построен особняк Половцева на Каменном острове в Петербурге. Решая интерьеры этого сооружения средствами ордерной архитектуры, Фомин осуществил удачную попытку непосредственно соединить новые элементы здания с частями деревянной постройки, находившейся на этом месте раньше, — дачи времени классицизма — начала XIX века. В состав нового особняка архитектор ввел старый, покрытый художественно ценной росписью свод. Под него были подведены каменные колонны ионического стиля. Старая и новая архитектура слились в органическое целое.

Среди лучших внутренних отделок, созданных И. А. Фоминым, интерьеры особняка Абамелек-Лазарева па Мойке в Петербурге. Тонкое чувство стиля, композиционная смелость, убедительность пропорций и рисунка деталей, активное и умелое использование цвета — все это дало прекрасный художественный результат. Ряд помещений выделяется по своему художественному качеству, как, например, вестибюль, Большая столовая, театральный зал.

Все они исполнены с тонким пониманием сущности классицистического стиля и средств его выражения. Можно предположить в работах подобного рода желание архитектора повторить, скопировать в той или иной мере известные образцы. Но это не так. Главное — творческая самостоятельность зодчего. Проникшись самим духом, характером форм русского классицизма, Фомин творит новые ценности, совершенно оригинальные. В отделках особняка Абамелек-Лазарева, также как и дома Половцева, органически сочетаются три начала — монументальность, верное чувство масштаба и камерность, теплота и человечность архитектуры интерьеров, то есть те качества, которые были свойственны русским внутренним отделкам эпохи классицизма.

особняк Абамелек-Лазарева па Мойке
особняк Абамелек-Лазарева па Мойке
особняк Половцева на Каменном острове
особняк Половцева на Каменном острове

Здесь может возникнуть вопрос: а разве приверженность неоклассицистов архитектурным формам прошлого, в частности, в области интерьеров не являлась сама своеобразным проявлением ретроспективизма? На этот прямо поставленный вопрос следует дать положительный ответ: да, несомненно, искания подобного рода носили ретроспективный характер, но это был ретроспективизм, руководствовавшийся самыми высокими и благородными побуждениями, и цель его состояла как раз в преодолении общего беспринципного эклектизма современной архитектуры посредством обращения к бесспорным и подлинно классическим памятникам времени подъема и расцвета русской архитектуры. Неоклассицизм начала XX века был последней по времени благородной и, можно сказать, героической попыткой возврата к прошлому. В этом проявилась диалектическая противоречивость художественной культуры, в данном случае архитектуры рассматриваемого периода.

Затронув вопросы развития русской архитектуры и интерьера в начале XX века, мы тем самым вышли за хронологические пределы своей темы, связанной с XIX веком. Но это было неизбежно, ибо то, что совершалось, в частности, в области интерьера в эти годы явилось дальнейшим этапом и логичным завершением происходившего в XIX веке. Еще ранее появления неоклассицизма, примерно в 1890-х годах, в русской архитектуре определились черты стиля модерн. Сосредоточив свои главные усилия на объемном решении сооружений и их экстерьере, модерн вместе с тем сразу и решительно вторгся в область интерьера, осуществив здесь кардинальные преобразования как в отношении их архитектурной основы, так и в части мебели и предметов убранства.

Наиболее видным и творчески одаренным представителем московского модерна был Ф. И. Шехтель, построивший крупные здания общественного назначения, и среди них прежде всего здание Московского Художественного театра и Ярославский вокзал в Москве. В первом из них черты модерна даны в наиболее чистом и умеренном виде, они проявляются в основных плавно и вяло изгибающихся линиях, определяющих облик зрительного зала, в специфических сплетениях орнамента. Здесь пет утрировки и ощущения обременения конструкций лепкой. В Ярославском вокзале предпринято решение более сложное, так как там и в фасадных, и в интерьерных формах с модерном сплетаются перефразированные элементы древнерусского стиля.