Неоготические интерьеры

230

Неоготические интерьеры созданы на переломе двух художественных эпох эклектики и модерна и отражают многие качества обоих. Им свойственны как историзм мышления, так и многие черты зарождающегося нового стиля.

Прежде всего, пространство комнат приобретает сценографических характер , способный эмоционально воздействовать на зрителя при восприятии его во времени. В связи с этим большое распространение получили лестничные холлы или помещения с фрагментами лестничных маршей.

Помимо того, что их архитектурный замысел наиболее полно раскрывается в движении, сам процесс восхождения по лестнице динамично соотносится с устремленным вверх готическим декором. К тому же лестничный холл, как правило, самое высокое помещение в доме, что дает возможность наиболее полно развернуть желаемый образ.

Помимо холлов, в «готике» продолжают оформляться столовые: «Обращаясь к прошлому, новая элита творила о себе своеобразный миф — создавала свою «духовную родословную», которая, конечно, должна была уходить корнями в прошлое» . Кроме камина, одним и ведущих акцентов в облике столовых стал встроенный буфет-поставец, предназначенный для парадной посуды.

За его основу был взят средневековый аналог. Как правило, «готический» буфет конца XIX века имеет трехчастную композицию: закрытый низ — прилавок с каменной столешницей, нишу и застекленный верх, украшенный башенками и ажурным декором. В ширину он членился на крупную центральную часть большей высоты и глубины и меньшие боковые.

Одну из ведущих ролей в интерьере стал играть фактор эстетического наслаждения, способного благотворно влиять на душу человека. Одухотворение жилья становится непременной его частью. Помимо возвышенного характера самого готического декора, особое распространение получили ирреальные персонажи, населяющие интерьеры.

Наиболее распространенные в творчестве Шехтеля, они встречаются и в других интерьерах. Само обращение к фантастическим существам не случайно. Искусство символизма, распространенное в то время, оперировало образами и символами Добра и Зла, Жизни и Смерти. А такие мифологические существа, как фавны, химеры, сфинксы и т.п., являющиеся прямым олицетворением истоков символизма, т. е. всего таинственного и мистического, и воплощающие стихийные силы природы, естественно, привлекали внимание художников и поэтов.

К тому же сам прообраз, готическая архитектура, изначально населен этими персонажами. Уродливые горгульи — демоны контрастируют с прекрасной архитектурой храма; а в его сумрачном интерьере, подчас карикатурные маски человечков, высовывающиеся из лиственных капителей и архитектурного декора, лишний раз напоминали прихожанам о пороках и грехах.

Во второй половине XIX века Виолле-ле-Дюк населяет галереи собора Нотр-Дам известными химерами, эта тема отражена и в архитектурном убранстве замка Пьерфон.

Неоготические интерьеры этого времени отмечены гармоничным синтезом искусств, выполненным на высоком уровне профессионализма, причем этот синтез не конфликтен с жизнью: он прост и прямолинеен. Появление в интерьерах разных видов искусств приводит к обилию использованных материалов и богатой полифонии цветов и фактур.

Начиная с 1860-х годов, качественно изменяется подход к оформлению жилых интерьеров в «готическом» стиле. Это связано с кропотливым изучением источников и с влияниями зарубежных псевдоготических тенденций. Если в эпоху романтизма русских архитекторов и любителей средневековья восхищали только культовые здания, то теперь в поле их внимания оказались и сохранившиеся в значительно меньшем количестве жилые сооружения средневековья — замки, дома и крепостные комплексы. Архитекторы пристально изучают характерные черты и приемы оформления средневековых интерьеров.

Внимание мастеров привлекают и изображения жилищ на старинных картинах, гобеленах и книжных иллюстрациях. Круг образцов для подражания расширился и стал включать в себя не только архитектурные памятники Англии, но и средневековые строения Франции, Италии, Германии, Португалии и других европейских стран, что значительно обогатило творческую палитру русских зодчих. В их проектах стали появляться мотивы французской пламенеющей готики.

Примечательно, что особая роль в изучении французского средневекового наследия принадлежала архитектору, исследователю и реставратору Виолле-ле-Дюку. Профессионалам и любителям истории стали доступны его труды по изучению французских крепостей, замков и соборов, среди которых собор Нотр-Дам и капелла Сен — Шапель в Париже.

Кропотливое изучение готического декора и фрагментов архитектуры повлекло за собой иной подход к проектированию. Теперь его главу ставится задача научного воссоздания жилого интерьера и историческое правдоподобие, однако это не просто механическое соединение форм прошлого, а сложный процесс интерпретации «архитектурных слагаемых».

Русские зодчие заимствовали из опыта готической архитектуры все, что объективно отвечало новым требованиям времени: конструктивные схемы, композиционные приемы, типы пространств, различный декор и внешние формы; кроме того, заимствовались образ, смысл и эмоциональный настрой.

Принцип «умного выбора» в интерьере выражался в сознательном отборе исторических образцов для того или иного помещения в соответствии с его функцией. Предполагалось, что в этом случае, у образованного зрителя возникнут необходимые литературные и исторические ассоциации, усиливающие воздействие образа.

Теперь в «готическом» стиле большей частью оформляют столовые, ассоциировавшиеся с залами средневековых замков, где собирались все члены рода и проходили пиры, являвшиеся в средние века очень важными мероприятиями. В то время пышные пиры отличались четко разработанным церемониалом, отражавшим строгую социальную иерархию и сословные представления. Таким образом, готические мотивы столовой должны были создать впечатление древности рода и устойчивости семейных традиций.

«Готический» облик часто получали кабинеты и библиотеки, поскольку в средневековье именно монастыри были хранителями и собирателями знаний, благодаря им, сохранились классические науки, литература, музыка, другие виды искусств и, конечно, письменность.

Люди, склонные к интеллектуальной работе, только в монастырях могли получить возможность реализовать свои духовные запросы. Утонченный, сдержанный готический декор как нельзя лучше подходил для создания спокойной, интимной и уединенной обстановки кабинета, а атмосфера таинственности располагала к размышлению.