Музей-усадьба А. Н. Островского

114

Таким образом, интерьеры Фикельмон в несравненно меньшей мере являются традиционными, в них очень сильно сказались романтические настроения эпохи. Типичнейшие черты дворянского помещичьего дома первой половины XIX века со всеми классицистическими особенностями наблюдаются в лермонтовском имении Тарханы, где поэт провел значительную часть своей короткой жизни — детские и отроческие годы — и где покоятся его останки.


Господский дом был построен в 1820 году, рядом с одновременно возведенной каменной церковью. Деревянное одноэтажное строение с мезонином в центре, с колонными портиками и балконами на главном и заднем фасадах скромно по размерам и просто по своей планировке. Лермонтов писал о нем: «Барский дом был похож на все барские дома: деревянный, с мезонином, выкрашенный желтой краской, а двор обстроен был одноэтажными длинными флигелями, сараями, конюшнями и обведен валом, на котором качались и сохли жидкие ветлы».

Дом-музей сохранил прежнюю планировку, подлинную конца XVIII — начала XIX века, предметы быта того времени. Вошедший оказывается как бы в отдаленной от нас эпохе. «Через сени и небольшую переднюю, — читаем мы в путеводителе В. Арзамасцева,- посетитель входит в залу, начинающую анфиладу из трех парадных комнат Фамильные портреты знакомят нас со всеми членами тарханского семейства».


Интерьеры тарханского дома восстановлены с максимально возможной степенью достоверности. Это касается окраски степ комнат, мебели. Каждая из комнат обставлена в зависимости от ее назначения, причем многие предметы принадлежали членам семьи Лермонтова, и прежде всего его бабушке Е. Арсеньевой. Именно эти вещи и определили облик комнат, явились камертоном при подборе остальных вещей. Арсеньевские кресла в комнатах поэта в мезонине, комод, зеркало в комнате его бабушки и другие предметы типичны для времени перехода от XVIII к XIX веку и носят классицистический характер. Мебель в доме сборная, как это и было обычно в старых помещичьих домах, часть ее выполнена из красного дерева, некоторые вещи — из светлого тополя.

Есть в комнатах мебель в стиле «жакоб», есть и маркетри, некоторые предметы, например, кресла, имеют золоченые деревянные части. Кровати, диваны, кресла, стулья, буфеты, секретеры, письменные столы и рабочие столики, напольные часы, каминные экраны — все это высокого профессионального качества и в совокупности воссоздает атмосферу устоявшегося в своих традициях, если не богатого, то, во всяком случае, очень обеспеченного дворянского дома. Меблировка дополняется изделиями прикладного искусства: бронзой, фарфором — вазами, канделябрами, хрустальной и стеклянной посудой. Большую роль в организации интерьеров играют портреты, картины (в частности, бисерные картины) и гравюры, обрамленные обычными для этого времени тонкими рамами красного дерева или карельской березы с черными углами.

Живопись представлена главным образом романтизированными пейзажами, отчасти натюрмортами. Комнаты украшают небольшие бронзовые люстры с хрустальным убором. Умело введена в зелень в кадках и вазах, что было так типично для переходного времени — 1830-х годов. Оконные проемы декорированы белыми легкими занавесями с мягко свисающими ламбрекенами, перехваченными на карнизах характерными узлами. Впечатление подлинности обстановки создают, помимо отдельных фамильных вещей, книги, шкатулки, туалетные принадлежности, настольные бюстики, бумаги, разложенные на столах, покрытия кроватей с вышивкой по краям, учебные пособия в классной комнате Лермонтова, столовая посуда и др.