Это прежде всего стиль города Рима и римских пап. Из Рима растекались барочные идеи по другим городам полуострова, где принимали различные формы при дворах Медичи или Фарнезе. Дворцы и виллы этого периода сохранили и еще более усилили элементы «парадности», важные еще в эпоху Возрождения.

Салоны, галереи, кабинеты и лоджии служили достойным обрамлением благородному и изящному обществу, которое в свою очередь выглядело как часть и порождение великолепного окружения. Сегодня, когда мы смотрим на эти интерьеры при блеске дня, многие из позолоченных или покрытых яркими фресками помещений представляются холодными и фальшивыми.

Их должно представить при свете свечей, заполненными оживленными, сверкающими драгоценными камнями группами людей, разодетых в многокрасочные одежды. Итальянские дворцы никогда не рассматривались как интимное помещение частной жизни, но как театры для торжественной социальной активности — для балов, приватных и официальных приемов, банкетов и тому подобного.

Следствием этого явилось то, что, в то время как апартаменты на первом этаже и в piano nobile (где располагались спальни) были роскошно убраны и обставлены, верхние комнаты могли оставаться пустыми или даже полностью неиспользуемыми.

С XV столетия вошло в обычай строить городские дворцы как можно более крупных масштабов — яркими примерами этому служат флорентийские палаццо Строцци и Медичи-Риккарди и палаццо Фарнезе или Канчеллериа в Риме.

Барокко подхватил и еще более расширил эту традицию. Искусства в Италии расцветали по-прежнему и поднялись даже на еще небывалую высоту, несмотря на общий и экономический упадок и на возрастающую интервенцию иностранных держав. Возводилось множество новых дворцов, и всякое семейство, коему позволял достаток, владело загородной виллой.

Декорирование и обстановка стали просто манией, значительно возросли требования на постоянно фиксированные на месте или подвижные предметы убранства интерьера. О богатстве и разнообразии дворцов и домашних собраний знати свидетельствуют не только сами сохранившиеся до наших дней интерьеры, но также описи и инвентари тех дней.

Центром городского возрождения, не имевшим равных в Европе, был Рим. При папах Павле V Боргезе, Урбане VIII Барберини и Иннокентии X Памфили все изобразительные искусства переживали небывалый расцвет и пользовались высочайшим престижем. При папской монополии на ведущих художников и ремесленников все дворцы пап и семейств, из которых они вышли, были сооружениями, задававшими тон в архитектуре и убранстве интерьера.

Крупнейшим художникам того времени было предписано украшать домашние покои с беспрецедентной пышностью. Архитекторы ранга Бернини, Борромини, Кортоны и Юварры не просто создавали архитектуру здания, но также руководили исполнением декора или даже сами принимали участие в его исполнении.

Примечательно, что в век барокко художники, как, например, скульптор Бернини или живописец Кортона, с равным умением подвизались в качестве архитекторов. Представление о том, что настоящий художник должен быть разносторонним мастером, имеет давнюю традицию в Италии, но только в барочное время оно полностью проявило себя. Это видно во многих интерьерах, где богатство декоративного убранства сочетается с ранее небывалым синтезом искусств.

В Италии, в отличие от барочных интерьеров других стран, убранство внутренних покоев имело близких предшественников в маньеристическом искусстве. Основные черты итальянского барочного интерьера обнаруживают себя уже в XVI столетии: для украшения стен и потолков обильно используются фрески, а пышный лепной орнамент, резное позолоченное дерево (как в больших венецианских дворцах) обрамляют вставленные в стены картины.

Создатель одного из первых значительных барочных интерьеров (Галерея Фарнезе) Аннибале Карраччи начал свою деятельность в качестве декоратора во дворцах Фава и Маньяни-Салем в Болонье. Там непосредственно под потолком он написал простые фризы в технике фрески.

Эта традиция, как мы уже видели, была широко распространена во времена Средневековья и Возрождения, но в барокко от нее по большей части отказались, предпочтя более иллюзионистические приемы. Однако важно отметить, что в Болонье впервые были усовершенствованы ранние идеи об использовании в росписях иллюзионистической архитектуры (quadratura), и это надолго стало одним из самых популярных способов украшения больших и малых стенных и потолочных плоскостей в Италии XVII—XVIII веков.

В Рим живописная квадратура была занесена папой Григорием XIII (1572—1585), который происходил из Болоньи. Из своего родного города он привез художников Томмазо Лаурети и Оттавиано Маскерино для украшения Ватикана. Сигналом о рождении настоящего барочного стиля в его полном выражении послужило создание Галереи Фарнезе (1597—1604).

Это в равной степени относится как к живописи, так и к декоративным искусствам. Фрески Аннибале Карраччи на своде с их сверкающими, яркими комбинациями иллюзионистических «станковых полотен» в нарисованных золотых рамах с «бронзовыми» медальонами, «каменными» фигурами и прочими изваяниями возвестили грядущий приход бессчетных потолков подобного рода.

Пышность и пестрота этих потолков находились в совершенной гармонии с белыми или позолоченными стукковыми рельефами стен, которые изящно членились нишами с раковинами в верхней части, плоскими пилястрами, маленькими фресками, устроенными так, что они казались повешенными станковыми картинами, и. наконец, круглыми нишами для бюстов в верхней части стен.

В отличие от маньеристических схем убранства интерьера, как, например, парадный зал в римском палаццо Риччи-Саккетти, целью барочных декораторов было обычно достижение ясности, так, чтобы вместо спутанности и переплетения мотивов и красок мог бы легко «читаться». Галерея Фарнезе является прекрасным примером такого подхода.