Интерьеры Лицея при Екатерининском дворце

79

Сооружение, которое было передано Лицею при его организации, было построено в конце XVIII века в качестве «нового дворцового флигеля» Екатерининского дворца. Наибольший интерес представляют помещения третьего и четвертого этажей, где и проходила в основном жизнь воспитанников.

Сюда ведет спиральная лестница с перилами, поддерживаемыми редко поставленными, хорошо нарисованными чугунными балясинами, окрашенными в белый цвет. На третьем этаже поднявшиеся попадают в переднюю с окнами, обращенными в сторону лицейского сада. Отсюда — проход в газетную (журнальную) комнату или через арку — в Большой зал, обычно в наши дни именуемый Актовым.

Большой (Актовый) зал — центральное, самое торжественное помещение Лицея, в котором проходил знаменитый экзамен 8 января 1815 года, когда Пушкин читал перед Г. Р. Державиным свое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе».

Зал, как и все остальные помещения, после реставрации приобрел вид, максимально приближенный к первоначальному. Для этого были использованы все возможные материалы — иконографические, литературные и другие. Произведены были и строительно-археологические исследования самого здания.

Большой зал имеет прямоугольные в плане очертания, по узкой своей стороне он совпадает с шириной всего корпуса. В пределах зала — четыре греко-дорические каннелированные колонны, расположенные сравнительно близко к степам, так что основное пространство остается свободным. Колонны поддерживают балки — архитравы с дорическими мутулами.

Образующиеся при такой планировке боковые «нефы» завершаются с двух сторон арочными проемами (всего их, таким образом, четыре), через один из них и осуществлена связь с входной передней и лестницей. Окна на двух продольных стенах, расположенные друг против друга, обеспечивают хорошую освещенность помещения. Стены зала расписаны под розовый мрамор.

На торцовой стене, в арках, на потолке и в верхней части простенков между окон применена декоративная роспись. Все живописно-орнаментальные композиции выполнены заново, но с большой степенью документальной и стилистической точности. Самая значительная роспись расположена в торце зала. В нижнем ярусе — композиция в виде большого пятна — картуши, характерная для высокого классицизма и состоящая из предметов военной арматуры, дополненная аллегорико-символическими фигурами.

В центре — рыцарские доспехи с мягко переброшенными складками плаща, завершающиеся шлемом, знаменами, пиками, лавровыми листьями, дикторскими пучками и щитами. Мотив, избранный здесь Стасовым, несомненно восходит к приемам, широко использовавшимися Бренной.

Выше, над картушью, — фризовая лента, исполненная в той же технике гризайли на античную мифологическую тему. Остальные росписи — чисто орнаментальные (сплетения венков, розетты, щитки и т. п.). Пол — наборного паркета с простым геометрическим, «шахматным» рисунком.

Между окнами — зеркала в белых рамах с позолоченными орнаментальными деталями. Окна декорированы шелковыми ламбрекенами с кистями, перекинутыми через карниз в виде горизонтально положенного копья,- прием декорировки, весьма распространенный в классицизме. Интенсивно розовый цвет ламбрекенов гармонирует с розовато-кремовой поверхностью стены.

Убранство зала дополнялось четырьмя бронзовыми двухрожковыми люстрами-светильниками со стеклянным плоским поддоном внизу, прикрепленными к средней части основных балок-прогонов, настланных на колонны. Мебели, как явствует из документов, в обычное время в зале не было, она вносилась только в необходимых, торжественных случаях, во время экзаменов, лицейских выпусков. Тогда на оси зала ставился стол, накрываемый красным сукном, кресла, стулья.

На столе стояли бронзовые позолоченные канделябры, такой же письменный прибор. Именно такое убранство зал имеет в настоящее время. Таким образом, в целом колористическое решение зала было построено на розово-красной гамме, сочетавшейся с белым, с вкраплением золота.

Подобная гамма отличалась своеобразием, в то же время она обеспечивала праздничность обстановки. Рядом с Большим залом, в галерее, перекинутой между зданием Лицея и Екатерининским дворцом, находилась библиотека. Вдоль правой длинной стены тянулись остекленные книжные шкафы. Противоположная стена была раскрыта наружу окнами с зелеными ламбрекенами.

В зеленый же цвет были покрашены и стены. Па потолке, по его периметру, шла лепта орнаментальной росписи. Классные комнаты отделены от зала проходными, предназначенными для самостоятельных учебных занятий лицеистов. Самой большой классной комнатой был физический класс — в шесть окоп «в два света».

Тут амфитеатром расставлены были классные столы, каждый — для пяти человек. В помещении стояла кафедра для преподавателя — па «площадочке», поднятой на три ступени над полом. Здесь находилась также классная доска. В этой же части располагались физический класс с приборами, класс пения и другие.

Преобладающим цветом в окраске стен был жизнеутверждающий и успокаивающий зеленый. Шторы, портьеры были густо-зеленого тона. При всей простоте и официальной сдержанности интерьеров учебного заведения с гладкими, чистыми, ничем не завешенными стенами, в отделку «рядовых» помещений, в том числе и учебных классов, была введена несложная орнаментальная роспись гризайлью, обрамлявшая потолок по его обводу или в виде круга.

В физическом классе по кругу были живописными средствами изображены знаки Зодиака. В некоторых помещениях, например, в том же физическом классе, декоративно-орнаментальный мотив размещался и в верхней части стен в виде бордюра. Печи в основных помещениях были самой простой призматической формы с карнизиком и облицовывались белым кафелем.

Мебель Лицея отличалась простотой форм, хотя в отдельных помещениях использовалась мебель более ценная, дворцового типа, обтянутая штофом, и более ранняя, второй половины XVIII века.

Весь внутренний облик Лицея отнюдь не производил казарменного впечатления. В отделке, меблировке, в деталях убранства ощущались отзвуки дворцового быта. Об этом убедительно пишет И. И. Пущин в своих «Записках о Пушкине»: «Лицей был так устроен, что по возможности были соединены все удобства домашнего быта с требованиями общественного учебного заведения». Пущин упоминает даже о «роскоши помещения и его содержании».

Четвертый этаж как отмечено, был выделен для спален. Пущий пишет: «В верхнем — дортуары. Для них, на протяжении вдоль всего строения, во внутренних поперечных степах прорублены были арки. Таким образом образовывался коридор с лестницами па двух концах, в котором с обоих сторон перегородками отделены были комнаты: всего пятьдесят нумеров.

В каждой комнате — железная кровать, комод, конторка, зеркало, стол для умывания, вместе и ночной. На конторке — чернильница и подсвечник со щипцами. Во всех этажах и на лестницах было освещение ламповое; в двух средних этажах паркетные полы».