Балочные и украшенные лепниной потолки в манере Иниго Джонса

123

После «древодельного барокко» интерьеров типа Эшбарэм-хауза в Вестминстере (около 1660 года), в котором примечательна лестница с большим овальным входом на галерею, стремление к пышным эффектам значительно возросло в 1670—1680-е годы. Искусство лепнины, гордость и слава интерьеров времен Елизаветы и Якова, достигло новых высот.

Отчасти это было связано с изобретением более плотного, быстро сохнущего stucco duro (твердого стукко), который накладывался на проволоку, дерево и даже кожу и полностью вытеснил тюдоровскую смесь парижской извести со штукатуркой, заливавшуюся в формы и прикреплявшуюся на нужное место еще в сыром виде с помощью гвоздей.

Из наиболее активно работавших в этот период английских лепщиков-декораторов следует упомянуть таких мастеров, как Гудж, Гроув, Мартин, Брэдбери и Петтифер. Существовали целые династии мастеров лепнины, например семейство Эбботов из Барнстей- пла в Девоне, от которых сохранился альбом с эскизами. Профессиональные навыки передавались в таких семьях от отца к сыну. Некоторые из лепщиков сами разрабатывали узоры, например, Гудж для потолка в Хэмстид-Маршалл в Беркшире.

Балочные и украшенные лепниной потолки в манере Иниго Джонса, которые Пратт описывал как «искусно разделенные на квадраты, овалы и круги… как заполненные живописью, так и начисто лишенные таковой .. продолжали создавать в эпоху Реставрации. но их лепной стал тонким и богатым до виртуозности

К этому времени восходят некоторые из лучших английских образцов лепнины. В первую очередь следует назвать огромную Длинную Галерею, оформленную Брэдбери в Садбери-холле (Дербишир), и Комнату Велизария в Рэйнхем- холле в Норфолке.

Второе по популярности место после лепнины занимает в убранстве английских интерьеров резьба по дереву. Это искусство достигло несравненного совершенства в работах Гринлинга Гиббонса. В основном резьбой ужрашались балюстрады лестниц, камины, десюдепорты и прочие декоративные панели.

Отчасти под влиянием изменения стиля в Нидерландах тяжеловесная резьба в низком рельефе была вытеснена более легкой, открытой и более реалистической скульптурой. Примером первого типа служат интерьеры в Дабл-Кьюб в Уилтоне; важными образцами для второго послужили гравированные офортом рисунки голландца Артуса Квеллина.

Ныне имя Гринглинга Гиббонса отнюдь не однозначно связано со всем, что есть лучшего в искусстве резьбы по дереву английского барокко, хотя отдельные работы приписываются ему вполне определенно. Гиббонс родился в Роттердаме. но родители его были анг личане. Юншей он переехал в Англию, и там его в 1670 году заметил Джон Ивлин.

Самой ранней работой Гиббонса в загородных особняках была, по всей видимости, лестница в Кассиобери- хаузе в Уотфорде (ныне она хранится в Музее Метрополитен). Эта высокая натуралистическая резьба относится к 1624 году. Именно она заменила плетеный ленточный орнамент, характерный для ленточных балюстрад 1630-х годов.

Особенно тонко выполненный образец работы Гринлинга Гиббонса находится в Хэм-хаузе, где панели заполнены изображением военных трофеев. Хорее Уолпол восхищался «свободой и воздушной легкостью цветов… разнообразными сочетаниями элементов в том непринужденном беспорядке, который естествен для всякого» в резьбе Гиббонса.

Помимо его работ в Виндзорском замке строго документированные изделия Гиббонса сохранились в Садбери, Бёрли, Бадминтоне и Рэмсбери. Работы его учеников и последователей предстоит еще тщательно исследовать для определения авторства. Известны имена Эдуарда Пирса, Джеймса Селдена, Сэмюэла Уотсона, Томаса Янга и Джонатана Мэйна.

Обшивка помещений дубовыми панелями оставалась излюбленным видом оформления стен в богатеющем английском обществе. В панели часто вставляли портреты, которые оформляли лепниной.

В том, что касается каминов, то во времена Джонса камины было принято оформлять весьма пышно и репрезентативно; в эпоху Реставрации предпочитали скромные мраморные обрамления устья, а над каминной полкой украшений не делали. Из настенных украшений любили также ковры из выделанной кожи.

Особенно кожу предпочитали в столовых, поскольку она не сохраняет запахов, в отличие от тканей. Эти ковры украшались восточными узорами, как, например, в Хонингтоне (Уорикшир), или геометрическим орнаментом, как ковер, изготовленный в 1670-е годы и хранящийся в Мраморной столовой в Хэм-хаузе. Мода на восточные мотивы распространилась из Франции и Голландии, а ориентализирующие обои 1690-х годов сохранились в Лонгноре (Шропшир), а Китайский кабинет в Дрэйтоне (Нортхемптоншир) украшали лакированные стенные панели.

На протяжении последних двух десятилетий XVII века лепнина стала быстро заменяться живописью как на стенах, так и на потолках. В 1710 году некий путешественник записывал, что «в Англии ковры и драпировки больше не в моде… все украшается за большие деньги живописью». Хотя декоративная живопись была популярна и до Реставрации, в больших масштабах эта техника не использовалась, за исключением нескольких домов, например Уилтона.

Кроме этого памятника от первой половины века дошли лишь очаровательная Расписная спальня в замке Эшби, украшенная, предположительно, Мэтью Гудричем, и еще несколько расписанных темперой потолков в Хэм-хаузе, датированных 1621-м и последующими годами.

Новые интерьеры в Виндзоре следовали барочной моде смешивать воедино разные искусства — архитектуру Хью Мэя, живопись Антонио Веррьо и резьбу Гиббонса. Наиболее значительными из сохранившихся до наших дней таких интерьерных композиций были интерьеры Чэтсуэрта и Бёрли-хауза. Хотя никто из великих художников-декораторов международного уровня ранга Пьетро да Кортона или Шарля Лебрена не работал в Англии, основными мастерами тем не менее были французы и итальянцы.

Ученик Лебрена Луи Лагерр пользовался большой славой, хотя его работы напыщенны и нередко лишены вдохновения. Менее известные художники также исполняли весьма успешные композиции, как, например, Шерон в Большом холле Ботон-хауза (Нортхемптоншир), где он расписал потолок.

Среди прочих работавших в Англии художников следует назвать Ланскруна, Руссо, Жана-Батиста Моннуайе и Марко Риччи. Последнего вместе с Джованни Антонио Пеллегрини вывез из Венеции герцог Манчестерский. Считается, что хотел, чтобы Пеллегрини украшал купол собора Св. Павла (который в конце концов был расписан неуклюжим Торнхиллом, несущим ответственность за второразрядные росписи). Пеллегрини был бесспорно самым талантливым из художников-иностранцев в Англии.

Его работы в замке Кимболтон, Хантингдоншир (1711 —1712) не имеют соперников в Англии по своему интенсивному цвету и почти фресковой нежности (как и все другие декоративные композиции, работы Пеллегрини выполнены на холсте, прикрепленном к стене; фреска как таковая не подходила к британскому климату).

Пеллегрини также работал в Нарфорд-холле для сэра Эндрю Фаунтина и в замке Хауард в Йоркшире для лорда Карлайла, где изумительная настенная живопись Высокого Салона выдерживала любое сравнение с континентальными памятниками. Эти композиции погибли от пожара в 1940 году. Менее состоятельные заказчики должны были довольствоваться расписными панно для каминной полки или десюдепортами. По словам Пратта, это были «главным образом приятные пейзажи с руинами, каковые добавляли немало очарования помещению».