Кантри США.

161
Интересную мебельную стилизацию создала фабрика на «ковбойскую» тему. Тут и коровьи, и лошадиные шкуры, и индейские покрывала, и седла, и сумки с бахромой.

Истоки декоративного народного искусства США в целом чрезвычайно многообразны. Также как многообразны бытовые традиции африканцев, индейцев, мексиканцев, пуэрториканцев, эскимосов, гавайцев и многих других народностей, издавна населяющих эту страну Вместе с тем развитие «массовой культуры» и унифицированного «американского образа жизни» препятствует развитию самобытных черт народной культуры и быта, ведет зачастую к их стиранию и даже уничтожению.

С XVI в. огромные пространства, ныне занимаемые США, начали заселяться европейцами. Все внимание первых переселенцев было сосредоточено на решении утилитарных задач, а американское, колониальное искусство следовало европейским средневековым традициям и зависело от природных и социальных условий.

Возникнув как результат смешения разнообразных национальных традиций и культур, стиль американского дома со временем превратился в полноценный и оригинальный стиль, в основе которого доходящая до аскетизма простота и четкая функциональность.

Мебель, будто сделанная в маленькой местной мастерской, «колониального» цвета панели на стенах, широкая доска на полу — американский сельский дом.
Интересную мебельную стилизацию создала фабрика на «ковбойскую» тему. Тут и коровьи, и лошадиные шкуры, и индейские покрывала, и седла, и сумки с бахромой.

И так уж сложилось, что у нас понятие «американский Кантри-стиль» связывают в первую очередь с Диким Западом. Хотя, как ни странно, сами американцы считают, что это классицистический, скорее георгианский, тип сельского дома с фронтонами, колоннами и мансардными окнами.

Дикий Запад — это одновременной территория и исторический период. Когда говорят о Диком Западе, обычно имеют в виду последнюю треть XIX в., время наиболее интенсивного освоения американцами западной части своей страны. Для нашего современника Дикий Запад — это, прежде всего, совокупность всевозможных мифов, легенд, историй и культурных стереотипов: ковбои, индейцы, охотники за головами и за скальпами, ограбления поездов и лихие перестрелки.

Американское ранчо является своеобразной визитной карточкой западной части Америки. Хотя, если вглядеться в его черты, обнаруживается, что ранчо очень похоже на мексиканскую фазенду Ранчо состоит из одного этажа и неотделимо от окружающей природы. Окна — большие и занимают практически целую стену. Крыши обычно плоские и широкие.

Такой дом всегда асимметричен. В традиционном ранчо не было деления на столовую, гостиную и кухню — их заменяла одна большая комната, в которой и готовили, и ели, и принимали гостей, а иногда и спали. Надо сказать, что традиционно кухня является центром сельского дома. В прошлом люди инстинктивно тянулись к самой теплой комнате дома с открытым очагом. Позднее комнат в ранчо стало больше — за счет перегородок. Вообще в «стиле ранчо» правит не красота, а целесообразность, впрочем как и в любом другом Канри.

Для американского Кантри характерна простая мебель, широкие деревянные доски пола, покрытые домоткаными половиками.

Олицетворение любого Кантри — керамическая картина, на которой изображен свежевыпеченный хлеб и угощение к чаю.

Мебель первоначально из дуба, затем из сосны, клена, ясеня, целиком или частично могла быть окрашена в черный или коричневый цвета. Предметы прямоугольных четких форм — сундуки, комоды, столы, стулья и скамьи — имели простую рамно-филеночную конструкцию. В зажиточных домах были также кресла, кресла-качалки, шкафы и буфеты.

Но особенно отличает американскую разновидность Кантри присутствие предметов индейских промыслов — керамика индейцев Юго-запада, резьба по дереву и шиферу индейцев Северо-западного побережья, плетение индейцев Калифорнии. На коврах, тканях, обоях, обивке мебели и тканых диванных подушках обязательно будут индейские мотивы. А еще резьба по кости эскимосов и алеутов, старое, зеленоватого оттенка стекло, стулья с кожаными сиденьями, терракотовая черепица и стеганые покрывала на кроватях в технике (технике лоскутной аппликации). И конечно же, седла, уздечки, подковы. В колониальный период на территории южных и юго-западных штатов, особенно в Нью-Мексико, расцвело народное искусство мексиканцев: обработка серебра (украшения, посуда, подсвечники), резьба по дереву (статуи святых, мебель, архитектурные детали), самобытное ткачество.

Многое утрачено из народного творчества американцев европейскою происхождения, тем более что произведения носили большей частью импровизированный, временный характер. Это искусство отличают наивная свежесть наблюдений, естественная экспрессия, жизнелюбивый юмор. Характерные примеры — резные деревянные игрушки немцев, резьба швейцарских ремесленников на цирковых фургонах, ярко раскрашенные карусельные звери, которых вырезали из дерева в Абилине (Канзас) и Нашвилле (Теннеси), железные флюгера. Народным порождением были деревянные фигуры индейцев, ставившиеся перед табачными лавками. В этот крут входит портретная и вывесочная живопись американской провинции, которая тесно связана с традицией ремесленной живописи раннего колониального периода.

Такая мебель вполне могла стоять в доме зажиточного американского переселенца.

Для простых американцев характерно отношение к непрофессиональной живописи в целом как к народному искусству. В нем видят продолжение народного начала, присущего ранней американской живописи, а также ищут выражение духа нации, мыслей простого человека, связи с жизнью и свободы от художественных условностей.

В период между двумя войнами в США возникает культ примитивистского искусства. Картины примитивистов проникают на выставки и в музеи. Их линеарная четкость импонировала американскому зрителю, а идиллическая чистота чувств была тем качеством, которого, как казалось, недоставало профессиональному искусству. Общенациональную и даже международную известность получили картины Анны Мэри Мозес (1860-1961) — «бабушки Мозес», как любовно ее называли в стране. Она впервые попробовала свои силы в живописи в семидесятивосьмилетнем возрасте. Ее красочные «дневные сновидения» как будто воскрешают незамутненный мир детства.

Все это необходимо учитывать, создавая интерьеры в стиле американского Кантри. А особенно то, .что уже во 2-ой четверти XIX в. в США началось резкое расхождение между фабричным и ручным производством. Внедрение стандартных взаимозаменяемых деталей и конвейерного производства сопровождалось повышенным вниманием к функции вещей. Американские суда, экипажи, орудия труда (плуги, топоры), машины (в том числе сельскохозяйственные машины Мак-Кормика, швейные машинки Зингера) массового производства ценились во всем мире не только за удобство и прочность, но и за красивые целесообразные формы и качество отделки. С 1827 г. в США устраивались национальные промышленные выставки, а в 1848 г. в Нью-Йорке была открыта первая школа «искусства дизайна».

Поэтому в комнате техасского ковбоя наряду с индейскими коврами и шкурами медведей и кугуаров (мексиканских львов) на полу, литографиями со сценами охоты на стенах, коллекцией холодного и огнестрельного оружия над камином среди разномастной мебели будут непременно лежать газеты и журналы и стоять механическое пианино или такая колоритная примета более позднего времени, как граммофон.

Эта картина А. М. Мозес называется «Стайка хрюшек в Олбани» (1948). Очень гармоничны к ней широкая доска пола и такие колоритные керамические аксессуары, которые производит итальянская фабрика LAntica Deruta.

Вот такое, оказывается, непростое американское Кантри.