К ансамблю первого этажа отеля Субиз принца Эркюля- Мерьядек де Субиз Жермен Боффран по случаю женитьбы владельца на Марии-Софии де Курсийон (1667—1754) добавил овальный салон. В соответствии с характером комнаты панно на своде, выполненные Ш.-Ж. Натуаром, представляют историю любви Амура и Психеи. Арочные завершения дверей, окон и зеркал соединены между собой и со сводом сложным лепным орнаментом.

По цвету это один из самых изысканных интерьеров своего времени (белые стены, голубой плафон, детали выделены золотом). Присущее Боффрану тонкое чувство ритма сказывается в чередовании панелей с закругленным верхом и широких промежутков (окна, двери и зеркала), завершающихся аркой.

Салон Принца организован примерно так же, только на его своде вместо живописи помещена лепнина скульпторов Адана и Лемуана. Повсюду царит белое и голубое с золотом (покрывающим рамы зеркал). Боффраном был создан также Зеленый кабинет (теперь — в отеле Роган) с резьбой на сюжеты из басен Эзопа; ок. 1710 г.— салон отеля Пти Люксембург для герцогини Орлеанской (по рождению — немки). Очень значительным было его влияние на архитектуру немецкого можно сказать о сюжетах живописи рококо — от пасторальных «галантных празднеств — Ватто до битой дичи на картинах Депорта или Удри. натюрмортов Шардена.

В 1710 году Леблон определил — из каких помещений должна состоять центральная часть типичного фешенебельного городского дома в Париже, его appartement de parade (термин, обозначающий комнаты, предназначенные специально для приемов и развлечения гостей).

Здесь должен был быть вестибюль, прихожая, салон, спальня (она же chambre de parade) и кабинет; позволительной вольностью считалось присоединить сюда будуар или гардеробную. Старомодный, по обычаю XVII века, salle высотой в два этажа, уступил место одноэтажному salon; наибольшее же внимание уделялось appartement de commodite, расположенному в главном и вышележащих этажах, состоящему из небольших, хорошо отапливаемых комнат, созданных для комфорта.

Интимность таким образом стала одной из характерных черт интерьера французского рококо — в полном согласии с тонкостью большинства декоративных мотивов. Даже такая сравнительно большая комната, как Салон принцессы в отеле Субиз, значительно меньше аналогичных помещений во дворцах барокко.

Первая фаза стиля рококо во Франции приходится на период Регентства (1715—1723), когда за юного Людовика XV правил регент — племянник Людовика XIV, герцог Орлеанский. Регент обосновался в Париже, в Пале-Рояле, и, несмотря на то, что в 1722 году двор вернулся в Версаль, Париж остался художественным центром Европы до конца столетия, сохраняя это значение до некоторой степени по настоящее время.

В отличие от Людовика XV регент был отличным знатоком, ценителем архитектуры и декоративного искусства; в Пале-Рояле сконцентрировались лучшие художественные силы того времени. Антуан Ватто, Жиль-Мари Оппенор (1678—1742) и резчик по дереву Жан-Бернар Торо (1672—1731) получили здесь раннее признание. Торо и Оппенор вместе с Франсуа-Антуаном Вассе (1681 —1736) оказали глубокое влияние на развитие стиля Регентства и раннего рококо.

В 1692—1699 годах Оппенор жил в Риме, где наиболее сильное влияние на него оказал Борромини. Рождавшиеся у него идеи художник, происходивший из среды ремесленников и декораторов, тут же мог преобразовать в блестящие проекты интерьеров, в чем большим подспорьем были его необыкновенные способности рисовальщика.

Ученичество у итальянцев сказалось у него в применении больших картушей, трофеев и летящих путти, сочетающихся с каннелированными пилястрами и надкаминными зеркалами,— иначе говоря, в любви к пластичному декору. В какой-то степени на него повлияла и серия гравюр с рисунками картушей, выполненных в 1716 году Торо, а также гротески Одтаа и Жилло. Оппенор известен также рисунка кованых решеток, широко применявшихся для балдахинов и лестниц (как наружных, так и внутреннею. Проникнутый антиакадемическим духом, рококо был стилем исключительной фантазии и изобретательным.

Теперь можно было бы проанализировать наиболее важные составляющие интерьера стиля французского Регентства, или раннего рококо. Декорация сосредотачивалась вокруг камина, обычно имевшего устье криволинейной формы (вообще предпочтительной в системе стиля рококо), и высокого надкаминного зеркала, которому могли отвечать одно или несколько трюмо над консольными столами.

Камины делались из белого или цветного мрамора, часто с роскошными накладками из позолоченной бронзы — такими же, как и на мебели. Вассе в проектах отеля Тулуз предусматривал в композиции камина бронзовые канделябры — что было обычным для того времени. Иногда зеркала тянулись вдоль всей стены (как в недошедшей до нас ванной комнате Марии-Антуанетты), ими закрывали на лето камины, их помещали на потолке и — самая очаровательная выдумка — на ставнях. Хитро спрятанные днем в обшивке стены, вечером они полностью закрывали оконные проемы.