Приемная зала

58

Как уже было отмечено в первой главе, вплоть до XVIII столетия прямая имитация римских интерьеров не могла быть осуществлена, да она и не представлялась особенно желанной. Никто из архитекторов кватроченто не имел ясного представления о домашних интерьерах римлян, зная лишь описания Витрувия. Так, хотя внешний вид ренессансных дворцов мог напоминать постройки античности (особенно

Дом Рафаэля, который построил Браманте, поскольку он восходил к римской инсуле), об интерьере этого сказать было нельзя. Именно на этом основании Роберт Адам критиковал британские пал- ладианские интерьеры — ибо, подобно Палладио (1508—1580), английские палладианцы устраивали оформлявшиеся ими жилые покои по образцу в основном общественной, а не частной архитектуры Древнего Рима.

Тем не менее благодаря чтению Витрувия архитекторы и заказчики проявили возросший интерес к различению функций помещений, чего в таких масштабах не знало Средневековье. В то время как в средневековом домашнем хозяйстве предметы обстановки служили в соответствии со своим прямым назначением: стулья нужны были, чтобы сидеть, Палаццо Скифанойя, Феррара. После Сала деи Мези, в которой были написаны самые большие циклы фресок на светские темы в искусстве итальянского Ренессанса, эта комната самая красивая.

Пышная позолоченная резьба потолка, выполненного кровати — чтобы спать, иконы — чтобы перед ними молиться и ни для чего, кроме того,— величественный порядок жизни ренессансных князей выражался наилучшим образом посредством демонстрации их вкуса и могущества в апартаментах, открытых для постороннего глаза.

Во дворце Федериго Урбинского личные покои и помещения, в которых он занимался государственной деятельностью, чередовались друг с другом — приемная, комната для аудиенций, спальня, студиоло, Храм муз и часовня — все устроены анфиладой и имеют свое специфическое назначение. Наиболее четко были выделены в эпоху кватроченто вестибюль (для приема посетителей),

Доменико Парисом в 1467 г., типична для стиля, который был повсеместно распространен в Италии тех дней. Для него характерно незначительное варьирование основной темы в больших восьмиугольниках, образованных основными балками. В небольших нишах во фризе установлены фигуры Добродетелей библиотека (что неудивительно в век начала книгопечатания и широкого распространения книг), кабинет-студиоло и galleria.

В этих галереях выставлялась большая часть античной скульптуры, гемм и прочих произведений искусства из собраний таких любителей древности, как Федериго да Монтефельтро, Медичи — Джулиано и Лоренцо Великолепный, семейство Гонзага, Лодовико Моро и других. Во времена барокко galleria стала одной из самых главных комнат во дворце или вилле, и это непосредственно сказывалось в ее роскошном убранстве.

Столовые были, в общем, неизвестны; использовались, как правило, так называемые tavole smontabili, то есть складывающиеся столы, которые можно было легко уменьшить или разложить. Их ставили в лоджиях, которые составляли важную часть как городского, так и загородного дома.

Средневековая тенденция к вертикальной устремленности пространства, которая часто выражалась в перекрытии помещений крестовыми сводами, постепенно была замещена в кватроченто потолками «под античность». Такие перекрытия опирались на консоли, между которыми устраивали люнеты; деревянные потолки были плоские или на паддугах, многие из них были покрыты штукатуркой или расписаны фресками, лестницы преимущественно перекрывались цилиндрическими сводами. Деревянные потолки были популярны в домах самых разных общественных слоев.

В домах бедняков потолки опирались на массивные деревянные балки, часто сохранявшие свою природную неотделанность и кривизну, они вделывались непосредственно в кладку стен. На основных балках лежали перекладины поменьше, а на них уже настилались терракотовые черепицы, служившие полом для верхнего этажа. Эта система сохранилась практически без изменений от античных времен. Часто эта черепица была видна снизу, а верхняя сторона плиток от постоянной полировки приобретала красивый налет.

Терракотовые потолки были сравнительно редкими, несмотря на популярность во Флоренции цветных глазурованных изразцов семейства делла Роббиа. Образцы их работы сохранились в Музее Кастелло Сфорцеско в Милане. В богатых домах в период кватроченто предпочитали деревянные потолки, часто с тонкой резьбой, позолотой или росписями. В XVI столетии появилось сочетание дерева, штукатурки и даже живописи с металлическими элементами.

Большинство сохранившихся в ренессансных палаццо Италии деревянных из самых прекрасных ренессансных воплощений классических идей украшения интерьера. Частично проект Рафаэля был основан на описаниях виллы Плиния в его письмах. Гротескные мотивы на сводах работы Джованни да Удине и настенный лепной декор Джулио Романо в сочетании с архитектурой Рафаэля воссоздают атмосферу дворцов-терм Древнего Рима, чьи пропорции Лоджия напоминает.

Этот тип потолков принадлежат к так называемому типу soffito inorto, или «мертвые потолки», названные так потому, что они не были конструктивным элементом здания, а, прибитые гвоздями, покоились на несущих балках. Латинское sub tictum, к которому восходит итальянское soffito, указывает на древнюю родословную этой практики.

Ложные потолки, сделанные из легких материалов, были наверняка широко распространены в Средние века; в зимние месяцы их могли использовать в непротапливаемых помещениях. В живописи треченто такие потолки зафиксированы в виде простой решетки из досок, ячейки которой заполнялись иногда тканями, а иногда кожей.