Белый зал Михайловского дворца

645

Преимущественный цвет всего интерьера — белый. Стены отделаны белым искусственным мрамором, так же как колонны и соответствующие им пилястры, расположенные по периметру помещения. По верху стены, между капителями пилястр, проходит опоясывающий все «золотой» фриз: в технике гризайли на вызолоченном фоне изображены группы путти. Ниже фриза, непосредственно под ним, расположены орнаментальные вставки.

На основной части стены, в промежутках между пилястрами, свободно размещенные живописные композиции, написанные по белому мрамору,- «Прощание Гектора с Андромахой», «Улисс и Пенелопа», «Парис и Елена», «Ахиллес при дворе Ликомеда» и другие.

Большое значение в отделке зала имеет лепка — барельефы, архитектурно-орнаментальные части, детали карниза. Тончайшим образом отточенные, почти хрупкие, они, наряду с росписью, придают интерьеру особое изящество. Это ощущение усиливается введением позолоты. Вообще позолота играет в отделке Белого зала большую роль. Она присутствует в отделке архитектурных деталей (капители колонн и пилястр, модильоны и другие детали карниза), «золотым» сделан фриз, завершающий стены. Вызолочены все деревянные части мебели, позолоченная бронза является основным материалом чудесных люстр, дополняющих этот удивительный .

Белый зал Михайловского дворца по существу единственный интерьер не только в этом сооружении, но и во всей русской архитектуре того времени, который сохранился с основной частью меблировки и своего убранства. Здесь воочию убеждаешься, как синтетично, целостно решал архитектор практические вопросы внутреннего убранства. Все элементы интерьера, лепка, росписи, а также и , изделия прикладного искусства создавались вместе, как органические составные части художественного целого. Белого зала, изготовленная по рисункам Росси и образующая ряд «антаблисманов», размещение которых определяется архитектурой зала, составляет по существу единый гарнитур из четырех диванов, двадцати четырех кресел, двух круглых преддиванных столов с мраморными досками и двух консолей со стеклянными голубыми досками.

Как отмечено, все ее деревянные части вызолочены. Обита была мебель голубым штофом с золоченым узором. Каждый диван и кресло являются внимательно продуманным, прекрасно скомпонованным, нарисованным, искусным во всех, даже самых незначительных деталях художественным произведением. Характерно, что стилистическое единство всего интерьера усиливается тем, что рисунок ткани, орнаментальные мотивы на мебели и дверях, архитектурные детали являются в значительной мере общими.

До известной степени самостоятельное художественное значение имеют двери Белого зала, выполненные по рисунку Росси. Над Ними работал первоклассный мастер Василий Бобков. С огромным вкусом определена каждая деталь. Даже дверные ручки были, как и в других случаях, тщательно отобраны Росси. Очень красивы многоцветные наборные паркетные полы зала, над которыми работали мастера С. Тарасов и М. Знаменский. В бельэтаже дворца, помимо Белого зала, были и другие ценнейшие интерьеры, утраченные в 1890-х годах. Особенно интересны Танцевальный зал (большое помещение, примыкавшее к садовому фасаду здания, угловое, в левой его части), обширная Столовая (также в левой части дворца, развернутая вдоль бокового фасада, соседняя с танцевальным залом), Гостиная (занимавшая промежуточное положение между Танцевальным и Белым залами) и другие.

Столовая, например, как отмечено в описи, «имела одно венецианское и семь обыкновенных окон. Стены были покрыты белой краской, фриз желтого фальшивого мрамора с лепными украшениями; карниз — тоже лепной. Эти скульптурные работы были исполнены Демут-Малиновским по рисункам Росси. Потолок с расписными кессонами, кариатидами и барельефами под лепную работу. В конце потолка — две впадины, из коих в одной арка для хоров, а в другой — писаная арка с барельефами под лепную работу». На фоне белых степ сделаны были пилястры. На них укреплены тридцать две позолоченные резные жирандоли. Интерьер обогащали двери из березового дерева превосходного рисунка, с позолоченными (как обычно) резными деталями. Убранство Столовой дополняли две бронзовые люстры по шестьдесят свечей каждая. В Столовой находилось сто восемь стульев с обивкой из желтого разрезного бархата. Таким образом, как и в Столовой Елагина дворца, колорит этого помещения строился на сочетании белого с желтым и с позолотой, что придавало интерьеру особую парадность и нарядность. Сопоставление белого и желто-золотистых топов было одним из самых любимых колористических решений Росси.

Соседний со Столовой Танцевальный зал составлял с ней цветовой контраст. Здесь все было построено на сочетании белого с голубым — относительно часто встречающаяся у зодчего гамма. Стены здесь были покрыты белым искусственным мрамором (работы Щениикова), и на их фоне выступало двадцать восемь голубых колони. Фриз также был голубым, с белой лепкой. Сводчатый потолок имел общий голубой топ, и на нем размещены были медальоны и барельефы «под вид лепной работы». В торцевых частях потолка «по голубому полю» были написаны «живописные барельефы» под лепку. «Карниз с лепными порезками, медальонами и розетками» исполнил С. Пименов. Березовые, покрытые лаком двери с резными позолоченными деталями исполнил В. Бобков. Отделка Танцевального зала оживлялась бронзовыми люстрами и канделябрами. Мебель в этом зале сделана была из капельного дерева, позолочена и обита голубым бархатом, что связало ее с доминирующим колоритом помещения.