План этой замечательной лестницы был создан Бальтазаром Нейманном, а оформление — придворным архитектором кёльнского курфюрста Михаэлем Левейи и декоратором Иоганном Адольфом Бъярелле. Трудами множества мастеров разных профессий здесь было создано необыкновенно гармоничное целое.

Декоративная лестница выполнена Джузеппе Артарио, Карло Пьетро Морсеньо и Йозефом Антоном Брилли; решетка — Георгом Зандтенером; роспись плафона — Карло Карлоне. Стены первого этажа облицованы ярко-голубым, желтым и красным мрамором; наверху доминируют желто-зеленые цвета. Аугустусбург был построен для Клеменса Августа, ставшего в 1723 году кёльнским курфюрстом и архиепископом

В 1687 году Жюль Ардуэн-Мансар (1646—1708), внучатый племянник Франсуа Мансара, перестроил Фарфоровый Трианон. В декоративном убранстве этого одноэтажного здания, состоящего из двух корпусов, соединенных открытой колоннадой, нет и следа массивных барочных форм, характерных для Версальского дворца.

Вместо них — белые деревянные панели простой прямоугольной формы, на фоне которых наилучшим образом смотрится сложно инкрустированная А.-Ш. Булля и которые отвечают наметившемуся теперь сближению интерьера с находящимся снаружи садом (в Версале все главные помещения находились в бельэтаже — piano nobile, что не давало возможности прямой связи интерьера с парковой средой).

Мансар начинал как барокко, строя замки (например, Кланьи) и городские отели, но при этом он был чувствителен к новым веяниям и наделен воображением. Сен-Симон, который терпеть не мог Мансара, утверждал, что на него работали молодые талантливые архитекторы. Двумя из них — Пьером Кайто, по прозвищу Лассюранс (1655— 1724), и Пьером Лепотром (1660—1744) —возможно, и выполнены многие поздние «мансаровские» декоративные работы, прямо предвосхищающие рококо.

Созданные или переделанные под руководством Мансара на протяжении 1690-х годов интерьеры Марли, Версаля и Трианона наметили дорогу к новому стилю. Исчезли колонны и пилястры, характерные для барокко, тяжелые членения и громоздкая лепнина; на их место пришли легкие панели, деликатные карнизы и — одно из важнейших нововведений раннего рококо — большие зеркала над каминами.

В гравированный увраж Пьера Лепотра «Chemi- nees a la royale» («Камины по-королевски») (около 1698) включены камины, увенчанные зеркалами двух типов. Здесь уже присутствуют некоторые черты, позже усвоенные рококо, например консоли для ваз, мотив раковины и арабески.

Арабески — один из важнейших источников свободной асимметричной композиции, которая лежит в основе членения стен, лепных работ и даже конструирования мебели стиля рококо.

Как явствует из названия, арабеск — это явление арабского происхождения; но в реальности многие формы этого орнамента восходят к гротескам Рафаэля и Джованни да Удине, чрезвычайно популярным во Франции с эпохи Людовика XIII (ими украшены, например, кабинет

Кольбера де Вилласерф — ныне в Музее Карнавале, Париж, и около 1640 — Арсенал). Жан Верен (1640—1711) переработал этот тип орнамента, утоньшив его элементы, сделав их легче и воздушнее и связав его с арабесковым плетением, которое издавна применялось во Франции в тиснениях переплетов, инкрустации и вышивке.

Это плетение развилось в тип относительно самостоятельного орнамента — лентой или полосой, который в Германии стал лейтмотивом декорации эпохи Регентства.