Аббатство Фонтхилл строилось Уайетом с 1796 по 1818 год. К тому времени он уже экспериментировал с готикой в Липрайери (графство Кент, 1782—1790), а позднее — в духе Фонтхилла выстроил поместье Эшридж в Хертфордшире. Однако ничто не может заменить нам уничтоженных интерьеров этого аббатства, разрушенного после падения его почти трехсотфутовой башни в 1825 году.

Изображение некоторых из них можно найти в книге Джона Раттера «Delineations of Fonthill and its Abbey» («Описание Фонтхилла и его аббатства», 1823). В таких деталях, как «занавеси алого или глубокого синего цвета с великолепным бордюром, частично прикрывающие отделку из прекрасного черного дерева с золотом, где на мраморных плитах столиков расставлены драгоценные образцы художественных редкостей»,— ощущается вкус Бекфорда к перегруженности.

В одной из комнат балки потолка поддерживались резными позолоченными кронштейнами, занавеси были из голубого шелкового дамаста с золотом.

Вкус Бекфорда, по сути, был эклектическим; от других его современников (кроме разве что Соуна) его отличал интерес к сложно задуманному пространству, эффекту освещения, цвета. В интерьерах Регентства драпировки вообще играли большую роль, но Бекфорд многократно превзошел их, поместив в «Октагоне» своего Фонтхилла «пурпурные занавеси длиной в пятьдесят футов».

«Я не знаю,— писал он,— почему архитекторы и те, кто обставляют комнаты, редко используют во всю мощь звучание драпировок». И сам забрал алой тканью целую стену в своем доме на Лэнсдаун-кресент в Бате. Он хвалился тем, что скоро у него перед глазами будут «все возможные виды складок и фальд, которые только можно придумать».

В некоторых интерьерах он использовал занавеси, чтобы прикрыть захватывающую дух перспективу соседних помещений; в Бате, где было ограниченным, он создавал иллюзию глубины посредством занавесей, зеркал и хорошо продуманного освещения.