Интерьеры помещичьих домов

703

Перекрытия в жилых домах — и каменных и особенно распространенных деревянных — в большинстве случаев делались балочными. Достаточно полную и ясную картину домов самого начала XIX века рисует в своих «Записках» известный мемуарист Ф. Вигель. Описывая Пензу, он отмечает преобладающие в застройке единообразные, обычно деревянные дворянские дома. Это единообразие распространялось как на план, так и на внешний облик. Постройки были обычно одноэтажными, как правило, в девять окон на фасаде.

Парадную часть составляла «анфилада из трех комнат: залы (она же и столовая) в четыре окошка, гостиной в три и диванной в два, спальная, уборная и девичья смотрели на двор, а детские помещались в антресоли Внутреннее убранство было также везде почти одинаковое; гостиная украшалась хрустальной люстрой и в простенках двумя зеркалами с подстольниками из крашеного дерева; вдоль стены, просто выкрашенной, стояло в середине такого же дерева большое канапе, по бокам два маленьких, а между ними чинно расставлены были кресла, в диванной угольной, разумеется, диван. В сохранении мебелей видна была только бережливость пензенцев, обивка ситцевая или из полинялого сафьяна оберегалась чехлами из толстого полотна». Усадебные дома во многом сохраняли планировку городских домов, но так же, как и последние, они в каждом отдельном случае имели и свои планировочные особенности. Многое, разумеется, зависело от доходов, желания и вкуса владельца. Характерный пример обстановки помещичьего подмосковного дома мы находим в воспоминаниях Т. Пассек: «По обоим концам длинной залы, в четыре окна, со стеклянной дверью посредине, выходившей на террасу во двор, расположены были гостиные с итальянскими окнами, обращенными на цветники… По одну сторону гостиных шли диванные, по другую — спальные и комнаты для прислуги. С противоположной стороны залы находилась другая — широкая, крытая терраса с колоннами, обращенная к саду. В мезонине находилась библиотека и комнаты гувернеров и компаньонок».

Многие помещичьи дома, особенно деревянные, а таких было большинство, внутри имели более чем скромную обстановку. Деревянные бревенчатые стены ничем во многих случаях внутри дома не обшивались и не обтягивались. Деревянный сруб вследствие этого активно участвовал в облике интерьера. Подобного рода прием возник значительно раньше и существовал па протяжении всего XVIII столетия. Он же без особых изменении перешел и в XIX век;. «Дом этот был выстроен из толстых сосновых бревен,- пишет та же Т. Пассек, — снаружи обит те сом, внутри степы оставались бревенчатыми; из них местами топилась смола, то застывая длинными потоками, то развешиваясь светлыми нитями, то стекая с них янтарными каплями. В комнатах было свежо и пахло смолой; кроме нескольких плетеных стульев и двух-трех турецких диванов, вся в доме состояла из некрашеных скамеек с решетчатыми спинками, столов различной величины, шкафов и кроватей с белыми занавесками из серпянки от комаров». Стены комнат домов и квартир людей среднего достатка в начале XIX века, как и в предыдущем столетии, обрабатывались следующим образом: окрашивались клеевой краской по штукатурке, оклеивались бумажными обоями (появившимися еще в XVIII веке), обтягивались штофом, ситцем пли холстом.