Колонны в интерьере

99
Колонны в интерьере

Колонны парадной части дворца были очень разнообразными: некоторые из них воспроизводили изгибы ствола дерева, другие — связок папируса с висящими вниз головами утками под капителями. Были колонны с редким сочетанием листьев пальмы и фиников, а также колонны со стволами, покрытыми изображениями вьющихся растений.


Восточную часть дворца с юга до моста через дорогу занимали кладовые, а помещения между мостом и главным проездом и дальше на север служили местом отдыха и развлечения. Здесь находились закрытые для доступа посторонних сады, окруженные портиками, и небольшие колонные залы, которые получили большую известность благодаря своим расписным полам.

В кладовых в глубине каждой комнаты на высоте 1 м имелась полка шириной 30 см, а на стенах были изображены сосуды с вином. Здесь же находится колонный зал, знаменитый своим расписным полом. Центральная часть росписи этого зала — бассейн с лотосами, плавающими рыбами и порхающими птицами. Вдоль южной и северной сторон бассейна были по две полосы изображений нильских зарослей с прыгающими бычками и летающими птицами и бабочками. На западе роспись обрамлялась полосой с изображением связанных негров и азиатов, а с трех других сторон располагался фриз из чередующихся букетов и ваз с благовониями и цветами. Таким же образом были расписаны полы и в соседних помещениях, причем в разных комнатах находились немного разные варианты росписи. Например, в росписи пола квадратного зала с 12 колоннами имеется изображение льва, напавшего в зарослях на бычка и терзающего его.

В колонном зале со знаменитым полом сохранилась часть нижнего фриза восточной стены. На ней изображены сцены приготовления к пиру, слуга подметает порог, к нему идет домоправитель с дубиной, за ним слуга с мясом и хлебом, и дальше — человек с сосудом в руке, поливающий дорожку. Вероятно, это было столовой. В росписях соседнего помещения сохранились изображения пруда с лотосами, надсмотрщика и погонщика со скотом, канала с плывущими по нему ладьями.

Колонны в интерьере

Колонны в интерьере

Колонны в интерьере

Колонны в интерьере

Весь этот комплекс помещений был предназначен для отдыха фараона и его семьи. Здесь же, в восточной части, располагалось собственно царское жилище личные помещения фараона и царицы, а за ними и другие комнаты, в том числе шесть спален царевен. На стенах личных покоев были изображены семейные сцены, например, знаменитая роспись, от которой сохранился фрагмент с изображением группы царевен. Особенной популярностью эта роспись пользуется из-за одной небольшой детали: это фигурки двух сидящих на подушках маленьких царевен, из которых одна гладит другой подбородок. Это часть несо- хранившейся большой композиции, которую удалось восстановить. Справа на низком стуле сидит Эхнатон, слева на подушке полулежит Нефертити. Между ними стоят обнявшись три старшие дочери, рядом с матерью, тоже на пестрых подушках, сидят четвертая и пятая царевны, а самая младшая, по-видимому, находилась на руках у матери.

Итак, восточная и западная части дворцового комплекса соединялись трехпролетным мостом. Центральный пролет был более широкий и предназначался для проезда колесниц, а два боковых — для пешеходов. На самом мосту был установлен крытый переход с рядом помещении, в центре которых находилось т. н. «окно явлений» — большой проем, обрамленный сложными карнизами и небольшими колоннами, ярко расписанными и частично позолоченными. В этом окне в определенных официальных случаях появляя фараон. Помещения, находящиеся на мосту, были внутри расписаны, но от этих росписей и от самих комнат остались только обломки, на которых сохранились прекрасно написанные маки, васильки, ромашки и другие цветы на желтом и черном фоне.

В северной части города был еще один дворец, условно называемый Северным. Он предназначался для увеселений царя и его семьи.

Территория дворца представляет собой прямоугольник (142×112м), окруженный массивными стенами двухметровой толщины. За первым двором к востоку лежал второй, центральный двор. В нем был большой прямоугольный бассейн, окруженный деревьями. Это была средняя часть территории дворца. Справа от него располагались жилые помещения, возможно, для обслуживающего персонала. Налево от бассейна находился зверинец. Восточная часть территории дворца была занята тремя большими комплексами помещений. Во дворце имелся птичник.

В сохранившихся росписях в ряде комнат имеются части сцен кормления домашней птицы — гусей, уток, аистов, голубей, а в других комнатах изображения птиц, которые порхают в зарослях папируса или плавают среди лотосов в воде. В этих комнатах на равном расстоянии друг от друга были расположены небольшие ниши, наверное, служившие залом помещениях изображали украшенные гирляндами сосуды с вином, на стенах жилых комнат обычно изображались обитатели этих помещений — т. е. царская семья, а в птичнике и зверинце — тоже обитатели — животные.

Помимо сведений о дворцовых постройках раскопки Ахетатона дали еще чрезвычайно важный материал для знакомства с жилищами различных слоев населения.

В особом поселении за городом жилища были еще скромнее. Оно было устроено по дороге к скальным гробницам, в нем жили привезенные из Фив работники некрополя, для которых строились такие специальные поселки в долине среди скал между кладбищами.

Поселение было квадратным, обнесенным стеной. На небольшой площади в 69×69,6 м уместились 74 дома. Один из них был близок по типу домам богачей видимо, здесь жил начальник ремесленников. Все другие дома были совершенно одинаковы и по расположению комнат, и по масштабам (10×5 м). Первое помещение каждого жилища предназначалось для хранения запасов. Затем находилась жилая с очагом, вмазанным в пол, дальше — небольшая спальня и кухня с печью и местами для воды. Итак, на материале Ахетатона исследователям стали известны самые разнообразные типы построек амарнского периода. До наших дней дошли имена некоторых людей, которые руководили строительством Ахетатона, это были архитекторы Хатиаи, Маанихетутеф, Пареннефер, Туту и Маи.

К середине Нового царства относится также правление фараона Тутанхамона, в гробнице которого было найдено огромное количество ценнейшей мебели, по которой в основном и судят о египетской мебели в целом.