Каролингские мастера

51

Мастера художественной обработки металла помимо изготовления роскошных предметов религиозного назначения из золота и серебра умели отливать из бронзы разные прикладные изделия на весьма высоком профессиональном уровне.

В Капелле Палатина имеются четыре пары бронзовых дверей, выполненных в строгом классическом стиле; возможно, что и весь дворец был украшен бронзовыми дверями, решетками и оградами. Использовались в интерьерах и резные мраморные экраны, что позволяет предположить знакомство каролингов с соответствующей восточной практикой.

Художественные влияния подтверждаются также хорошо документированными торговыми и дипломатическими контактами с Византией. Аахен не был укрепленным городом, однако Карл Великий имел дворцы-крепости в Ингельхайме и в Вайнхофе (Ульм), где в археологических раскопках были обнаружены терракотовые изразцы с изображением животных и геометрическими узорами.

Другой важный дворцовый интерьер того времени сохранился в Наранхо (Испания). Он представляет собой тронный зал с обильным архитектурным и скульптурным декором, построенный для короля Астурии Рамиро I. Зал перекрыт простым каменным цилиндрическим сводом; витые двойные колонны разделяют стены на пролеты с высокими окнами в каждом.

Полуциркульные арки украшены навеянной классическими образцами лепниной с небольшими круглыми окнами в междуарочном пространстве. В каждом конце зала двери открываются в лоджии. Будучи сравнительно небольшим по размерам, тронный зал в Наранхо представляет собой уникальный образец светского интерьера IX века.

Подобные залы были наиболее значительными помещениями во дворце правителей вплоть до XI—XII веков. Даже в конце Средневековья, когда зала перестала уже быть жилым помещением, ее административные и церемониальные функции помогали ей сохранять свое ведущее положение среди дворцовых покоев. В парадном зале отправляли правосудие, собирали советы, встречали парламентариев, принимали посетителей и иностранных послов; там же придворные ели и часто спали.

Гостеприимство и порядок дворцового окружения выражали могущество и богатство царственного владельца. Понятие о личной жизни было весьма неопределенным, и лишь наиболее важные особы могли иметь собственные спальные покои. Но к концу XIV и на протяжении XV века частная жизнь и личные удобства хозяина дворца и его семейства стали преобладать над общественной жизнью. Парадные залы стали использоваться владельцем исключительно для торжественных церемоний, а центром повседневной жизни стали личные покои, соответственно они и превратились в наиболее роскошно украшенные помещения.

Большие залы могли значительно отличаться в разных дворцах и замках — от величественного Вестминстерского зала в Лондоне, размеры которого 73 на 20,5 м, до более скромного Окемского зала в Ратленде (19,8 на 13,5 м). Как и Окем, Вестминстер был первоначально обстроен аркадами, но сложно устроенная крыша на подбалочниках, возведенная Хью Херлендом в 1399 году, показала, что весь зал мог быть перекрыт бесстолпной кровлей.

Подобного рода открытые деревянные конструкции крыши получили распространение во всех больших залах Европы, когда каменные своды перестали уже использоваться. При этом значение зальной системы дольше сохранялось на континенте, чем в Англии. Хотя примеры построек подобного типа встречаются в Англии с XIV века (Пенсхёрст-плейс в Кенте, 1335), они просто воспроизводят принципы более ранних сооружений. Во Франции большой зал замка в Пуатье построен между 1384 и 1388 годами.

В нем декоративное убранство значительно более разработано, особенно в декоре огромного тройного камина, в верхней части которого есть богато украшенное скульптурой ажурное завершение. Самый конец зальной традиции воплощает собой Владиславский зал в Праге, относящийся к 1486—1500 годам, со сложно украшенным сводом, который был первоначально расписан, и обильной лепниной в обрамлении каминов и дверей. Внутрь зала вел спиралевидный пандус, позволявший рыцарям въезжать внутрь на лошадях и устраивать там турниры, если плохая погода мешала им состязаться под открытым небом.

Большая часть средневековых залов была значительно ярче в свое время, чем в наши дни. Их стены были преимущественно покрыты светлыми красками или побелкой. Для побелки использовались толченый мел и вода. Нынешний обычай реставраторов оставлять ничем не прикрытые каменные стены полностью искажает впечатление от реального облика средневековых залов, поскольку изначально стены были, как правило, оштукатурены или покрашены темперной краской.

Единственными доступными глазу открытыми элементами конструкции были дверные проемы и коробки, оконные обрамления, колонны или столбы. Слой краски на стенах иногда дополнялся тонкими линиями, обычно красного цвета, имитирующими каменную кладку. К счастью, наше представление о декорировании стен в Англии зиждется на прекрасно документированном материале. Мы знаем, например, что Генрих III приказал «побелить в Гилдфорде зал снаружи и изнутри… Королевскую часовню и опочивальню, а также большую гардеробную королевы». Вестминстерский зал был заново побелен к коронации Эдуарда I в 1274 году.

Помимо побелки использовалась и белая штукатурка. Ее изготовляли из извести, песка и щетины или — в отдельных случаях, когда требовалась особо изысканная текстура,— из жженого гипса. Такой вид штукатурки издавна назывался парижской штукатуркой.