Первым неоклассическим французским интерьером считается кабинет коллекционера Лалива де Жюлли, выполненный около 1756 года де Шедевиллем в сотрудничестве с другими мастерами (в том числе Л.-Ж. Ле Лорреном, который незадолго до того оформил столовую графа Тессина в Швеции, а именно Тессин сыграл решающую роль в распространении нового стиля в странах Скандинавии).

Кабинет Лалива де Жюлли не сохранился, но сделанная для него замечательная дает представление о тех стилистических чертах, благодаря которым он в свое время сыграл «революционную» роль (плотно сплетенные гирлянды, глубоко прорезанные прямые поверхности, узоры из меандров и лент).

Этот ранний вариант неоклассицизма получил в Париже название «греческого вкуса» (goflt grec). Как писал Дидро, «теперь все делают на греческий манер… из архитектуры эта мода перешла в лавки наших модисток… среди щеголей считается позором появиться с табакеркой не в греческом стиле». Знаменитая картина Вьена «Греческая девушка за туалетом» (1767) — наглядный пример превращения стиля в пустую моду.

В 1765 году М.-Ж. Пейр опубликовал свои «Oeuvres darchitecture» («Произведения архитектуры»), которые соединяли в себе черты римских зданий (таких, как термы Диоклетиана или Пантеон) и французских интерьеров. Влияние этого издания немедленно сказалось в применении типично римских архитектурных элементов — ниш, кессонированных потолков, необрамленных окон, «вырезанных» прямо в стене,— впечатление, производившееся подобной простотой после исключительной изысканности , легко себе представить.

Одной из важнейших фигур французского неоклассицизма был Пьер Контан дИври (1698—1777). Его устремления были сходны с идеалами Жака- Жермена Суффло (1713—1780) — они старались объединить структуру готического храма с монументальностью классических ордеров. Созданная Конта- ном Овальная лестница в Пале-Рояле — произведение переходного стиля; но само сочетание строгой кладки с коваными перилами уже предвосхищает лестницы зрелого неоклассицизма. Стиль Контана являет собой своеобразный компромисс весомости «стиля Людовика XIV» и элегантности рококо.

Ведущим архитектором французского неоклассицизма был Жак-Анж Габриэль (1698—1782). Он учился у своего отца и в 1741 году сменил его в должности Первого архитектора короля. Габриэлю покровительствовал Людовик XV, и его крупные публичные постройки (площадь Людовика XV — ныне Согласия; Военная школа: Компьенский дворец) говорят о приверженности классицизму прошедшего века. Габриэль был выдающимся мастером интерьера.

К сожалению, до нас не дошла его первая крупная самостоятельная работа — комнаты дофина и его супруги в Версальском дворце (1744). Большинство интерьеров, выполненных им в начале своей деятельности в Версале и Фонтенбло, еще носит черты стиля рококо, хотя уже здесь начинают появляться прямолинейные элементы, говорящие о его склонности к неоклассическим формам. Это можно наблюдать, например, во Французском павильоне 1749 года.

Здесь был применен коринфский ордер — что прекрасно соотносится с соображениями, высказывавшимися Блонделем, о том, что отделка архитектурными членениями несравненно благороднее «химерических узоров» не только снаружи, но и в интерьере здания. В работах прямо предшествующих Малому Трианону — а его можно считать шедевром раннего французского неоклассицизма — Габриэль постепенно освобождается почти от всех специфических черт рококо. В Малом дворце в Шуази (1754) Габриэль создал кессонированные проемы окон, прямоугольные двери и зеркала, увенчанные фризом и карнизом, а в оформление салона восьмиугольной формы ввел полный антаблемент, поддерживаемый консолями. Большой круглый салон в Сент-Юбере тоже, по всей вероятности, был уже почти классическим, но от него, как и от Шуази, ничто не сохранилось до настоящего времени.