О незаурядном мастерстве литейщиков

О незаурядном мастерстве литейщиков и хорошо подготовленном, достаточно развитом литейном ремесле свидетельствует изготовление скифами больших (иногда до метра высотой) бронзовых котлов для варки пищи, незаменимых при кочевом образе жизни.

В скифских котлах две части: корпус и коническая ножка. Корпус в плане представляет собой круг или, реже, овал. Чаще всего наибольший диаметр приходится примерно на середину их высоты, и только у отдельных котлов наиболее широкой частью является верхняя кромка корпуса.


Орнамент представляет собой выпуклые литые узоры в виде горизонтальных линий, зигзагов или сетки. Во многих случаях такой орнамент выполнен наложением на восковую рубашку двухвиткового шнура толщиной около 4 мм, поэтому он получил название «шнуровой». Иногда орнамент имеет сложные дополнения в виде фигур козлов, пальметок (стилизованный лист в орнаменте), букраний (изображение головы быка) или солярных знаков (знаков солнечного культа).

В торце верхнего края котла отливали от двух до восьми вертикальных ручек дугообразной формы или звериного стиля. Изредка дуговые ручки выполняли в виде простых боковых приливов к верхней части корпуса.

Конфигурация котла, небольшая толщина стенки, художественные украшения – все это делало его трудным для литья. Между тем скифы в отличие от других племен пошли на еще большее усложнение – они отливали корпус вместе с ножкой, часто орнаментированной горизонтальными и вертикальными валиками, зигзагами и шнуровым рисунком. Это могли себе позволить лишь литейщики, владевшие разнообразными приемами литья.

Отливались котлы дном кверху. Форма для них изготовлялась следующим образом. Специально по шаблону вращения выполнялся глиняный болван, затем на него наносилась восковая модель котла, или, как ее называют литейщики, восковая рубашка. Шаблон вращался на оси, которую перед нанесением восковой рубашки вынимали, а след ее – узкое цилиндрическое отверстие – забивали глиной. После нанесения восковой рубашки и изготовления верхней части формы глина в отверстии уплотнялась и в него проседала восковая масса. Впоследствии на отливке получался отпечаток, но уже не в виде углубления, а в виде выступа на внутренней поверхности дна.

О незаурядном мастерстве литейщиков