Необычна судьба одного из угличских колоколов

23 ноября 1913 г. колокол-пленник был возвращен в Херсонес и водружен на новую деревянную колокольню, которая выполняла также роль сигнального поста: в туман и в зимние штормы раскатистый колокольный звон помогал морякам определять свое местонахождение, избегать аварий.

Необычна судьба одного из угличских колоколов

На своем посту оставался херсонесский колокол и в период Великой Отечественной войны 1941 -1945 гг. На нем следы пуль и осколков снарядов. В наши дни херсонесский колокол-ветеран установлен на двух каменных столбах у берега моря. По-прежнему он служит людям, являясь дублером современного берегового сигнального устройства.

В нашей стране колокола полностью утратили свое сакраментальное значение, но не сданы в архив. Они сменили церковную службу на светскую.


Еще при Петре I были установлены куранты в Петропавловской крепости, позже появляются кремлевские куранты. А сейчас многие города – Севастополь, Одесса, Новороссийск, Киев, Харьков – имеют свой музыкальный герб, вызванивающийся курантами.

Уральские мастера возродили старинное искусство литья колоколов, правда, назначение у них теперь другое. Это – судовые рынды, которые отсчитывают время, а в тумане возвещают о местонахождении корабля.

Действует в Каунасе карильон, или колокольный орган, т. е. набор колоколов, тона которых следуют друг за другом в строгом порядке хроматической гаммы. И каждое воскресенье звучат над городом мелодии, рождающиеся в старой башне. Здесь собраны 36 колоколов разных размеров, отлитые в Мехелен-Малине. Ими управляет талантливый композитор и исполнитель Викторас Купрявичюс.

Необычна судьба одного из угличских колоколов