Царь-колокол

Но этот колокол, как и его предшественники-гиганты, не сохранился до наших дней. Уже через 46 лет он стал жертвой большого московского пожара, а его лом пошел на изготовление царь-колокола. И только этот, последний великан остался живым свидетелем искусства русских литейщиков.

Иван Моторин, создавший шедевр колокольного литья, принадлежал к одной из знаменитых династий литейщиков, где опыт литья колоколов, пушек и других уникальных изделий передавался из поколения в поколение и где нередко еще безусые юнцы становились выдающимися и всеми почитаемыми мастерами. Род Моториных славен многими колокольных дел умельцами. Так, Дмитрий Мо-торин создал прорезной колокол, с удивительно красивой отделкой – затейливые прорези переплетаются с выпуклым изящным орнаментом, напоминая старинную вышивку «ришелье», а вместо ушка укреплена стилизованная голова льва, что довольно редко применялось в русских колоколах.


Царь-колокол сказался лебединой песней Ивана Мото-рина, но не единственным его произведением. Известен его набатный колокол (1714 г.), хранящийся сейчас в Москве, и главный колокол звонницы Печерской лавры в Киеве, созданный в 1722 г. и весящий 700 пудов. Конечно, они далеки по весу от царь-колокола, но тщательностью отделки, прекрасной орнаментовкой длительной службой и они подтвердили незаурядное мастерство своего создателя.

Прекрасным колокольным мастером был Филипп Андреев, отливший в 1682 г. для ростовской звонницы два колокола – «Лебедь» в 500 пудов и «Полиелей» в 1000 пудов весом, голоса которых образуют малую терцию, безупречную на самый придирчивый слух. А в 1688 г Фрол Терентьев дополняет басовые колокола новым, на званным «Сысоем» и имеющим вес 2000 пудов. И настоль «о точным был расчет мастера, что это трио дает идеальный домажорный аккорд. Так же хорошо подобраны и призвуки основного тона, чтобы избежать нежелательного диссонанса: первый низший обертон «Сысоя» совпадает с основным тоном «Полиелея». Понятно, что это создавало дополнительные трудности для литейщика. Ведь заранее надо было выбрать вес и форму колокола, чтобы он соответствовал музыкальному замыслу мастера.

Царь-колокол