Царь-колокол Московского Кремля

Подготовительные работы и сам технологический процесс изготовления формы колокола требовали и хорошей организации, и большой оперативности. Иван Моторин показал себя не только талантливым литейщиком-художником, но и отличным организатором. К сожалению, оперативной работе препятствовала необходимость обращаться каждый раз в сенат. Так, 29 января 1734 г. И. Моторин попросил разрешения снять верх формы, просушить ее и стержень в течение месяца и сразу же залить, чтобы форма не отсырела. Но дело затягивалось, работы выполнялись с большими перебоями, что не могло не привести к несчастью.


Печи были затоплены не в феврале или марте, как просил мастер, а лишь 26 ноября 1734 г. Металлом были загружены четыре большие печи, но 28 ноября произошла авария: в двух печах поднялись поды и медь ушла вниз. Чтобы не сорвать заливки, И. Моторин решил догрузить остальные две печи и в них выплавить нужное количество металла (около 14 ООО пудов). Для этого пришлось подвезти еще 600 старых колоколов и поспешно загрузить их в эти печи.

Царь-колокол Московского Кремля

Мастеру недоставало олова: вместо 700 пудов из Пушечного двора доставили лишь 400 пудов. Пришлось недостающее олово поспешно закупать в торговых рядах. И это в то время, когда медь уже плавилась в печах! При такой затяжке плавки и спешке в работе беда не могла не случиться вновь: «против 29 числа полуночи в 7-м часу… потекла медь» из одной печи. О заливке формы нечего было и думать. Металл заливать в форму было нельзя, так как бронза еще не была готова.

Иван Моторин принимает решение: металл из печей выпустить, слить в две аварийные печи, а основные печи капитально отремонтировать. Пока эта работа будет выполнена и металл вновь выплавится, решено было кожух формы разобрать, форму подсушить и вновь подготовить под заливку. Но аварийные печи, сделанные наспех, были не просушены, и когда в Них стали заливать металл, то он сильно «прыскал».

Царь-колокол Московского Кремля