Послание в вечность

168

Моя милая бабулечка Антонина Михайловна, я благодарна тебе за то, что ты была и есть (теперь, к сожалению, только в моей памяти).


Ты прожила долгую (81 год) и трудную жизнь. Родилась «безотцовщиной» (так говорили «добрые» люди, но ты была в детстве бойкой и в обиду себя не давала). Твой папа, первый комсомолец-активист на селе, а позже — прокурор, очень любил тебя, всегда материально поддерживал. Даже последнее с фронта письмо, которое он написал в окопе (погиб во время Великой Отечественной), было о тебе: «Пули свистят над головой, а я думаю: как там моя дочь Тоня?». Но тебе, бабуля, не довелось узнать отцовской заботы: твою маму, когда она еще была беременна тобой, родные не отпустили жить с ним в другой город. В 12 лет тебя разлучили и с мамой: ее, акушерку, посадили в тюрьму за то, что она делала аборты женщинам, вынужденным избавиться от нежелательной беременности. Тебе пришлось жить одной в голодное военное время: сажать картошку, есть лепешки из листьев, шить, ходить в школу, пока не забрали в интернат, где ты пробыла до освобождения мамы.

Затем ты выросла, вышла замуж, родила пятерых детей (тебе выпало горе потерять двоих малышей). Мой дедушка, твой муж, боготворил тебя. И было за что: умная, красивая, трудолюбивая, про таких говорят: «За что ни возьмется, все в руках пляшет». Ты работала за семерых, но и отдыхать любила широко, с размахом. Была заводилой в любой компании: как пела народные песни, какие частушки и прибаутки знала, как умела играть музыку -и не на каком-то там музыкальном инструменте, а одними губами! И все малыши пускались в пляс, заслышав первые звуки. Любила ближних, согревала. Дарила вещи и продукты всем нуждающимся: малоимущим, цыганам, беженцам.

К сожалению, дед Иван умер рано, в 54 года. Ты осталась одна, но не упала духом. Подняла детей, воспитывала нас, четырех внуков. Пекла вкуснейшие пироги, доила корову и поила парным молочком. Все успевала: огород в 40 соток, скотина, сенокос, дом, стирка, готовка, уборка. Я приучилась трудиться, беря с тебя пример. Когда я болела, ты заботилась обо мне и всегда была оптимисткой, поэтому хвори быстро уходили.

Когда я родила двойню, ты тоже была рядом. Мои мальчишки были неспокойными (круглыми сутками кричали: то один, то другой, то вместе хором). Ты дождалась пяти правнуков и гордилась ими всегда: их первыми шагами, успехами в танцах, каратэ, хорошей учебой.

Твоя поддержка в трудные для меня времена была необходима, как воздух. Когда я задыхалась от безнадежности, твоя лучезарная улыбка озаряла меня своим теплом, дарила силу. Я как будто подпитывалась энергией от святого источника, коим ты для меня была